2016 - важнейший год для Роснефти

Государственная компания Роснефть находилась в центре событий в 2016 году:

- Покупка 50,08% акций российской компании Башнефти (1) и 49% индийской Essar Oil Ltd. (2) в октябре;
- Подписание обязывающего соглашения с китайской компанией Beijing Gas Group Company Limited о продаже 20% акций Верхнечонскнефтегаза в ноябре (компания должна исследовать и разрабатывать Верхнечонское нефтяное месторождение);
- Частичная приватизация компании в декабре (19,5% акций, проданных швейцарской Glencore и Суверенному фонду Катара);
- Недавняя покупка 30% акций концессии Shorouk на шельфе Египта (с возможностью приобретения дополнительных 5%) (3) и т.д.

Все указывает на то, что Роснефть, которая уже обладает доминирующим положением в российской нефтегазовой отрасли, успешно проводит стратегию дальнейшего расширения при поддержке правительства. Следует, однако, внести некоторые уточнения. В течение всего 2016 компания в первую очередь старалась сохранить свою ликвидность, что порой было весьма непросто, учитывая наличие неблагоприятных макроэкономических условий. Напомним, что большинство сделок проходило в сложных обстоятельствах: экономические и отраслевые санкции, которые отягощали российско-западные отношения, а также низкие цены на нефть, давившие на российский бюджет. Поддержание такого финансового равновесия было основано на трех основных элементах:

1) предварительные платежи по долгосрочным контрактам на сырую нефть и нефтепродукты;
2) продажа неконтрольных пакетов акций иностранным инвесторам;
3) привлечение иностранных инвесторов путем расширения географии их участия в развитии браунфилдов и гринфилдов, которыми компания располагает в Восточной Сибири.

Таким образом, ряд сделок не может рассматриваться как часть исключительно экспансионистской стратегии, а, в первую очередь, как попытка сбалансировать финансовую ликвидность компании. Это, безусловно, одна из причин, почему Роснефть не приобрела 19,5% своих собственных акций, принадлежащих российскому государству (4), в рамках политики «приватизации», начатой правительством в марте 2016 года (дата начала антикризисной программы) (5).
Подписание соглашения между ОПЕК и Россией на 2017 год, скорее всего, пойдет на пользу Роснефти, которая должна выиграть от роста нефтяных цен. Этот фактор будет играть положительную роль для подержания ликвидности компании в течение 2017 года. После покупки Башнефти Роснефть контролирует более 40% российского производства нефти. И, наконец, ее роль может еще сильнее возрасти в 2017 году в той степени, насколько личные отношения между главой Роснефти Игорем Сечиным и будущим госсекретарем США Рексом Тиллерсоном смогут способствовать возможному улучшению российско-американских отношений.

(1) Сделка оценивается в 330 млрд рублей, или около 5,3 млрд долларов.
(2) Сделка оценивается примерно в 10,9 млрд долларов.
(3) Сумма сделки не была объявлена.
(4) Продажа этих акций должна была дать российскому бюджету 11 млрд долларов.
(5) В условиях сокращения доходов бюджета от продажи нефти и газа, усилия как Минфина, так и Минэкономразвития направлены на удержание бюджетного дефицита в рамках 3% ВВП. Достигается это за счет сокращения бюджетных расходов, обеспечения дополнительных источников дохода, а также получение дополнительных источников доходов для финансирования дефицита бюджета, например, путем приватизации госсобственности.

Орели Бро, консультант Франко-российского центра Обсерво, научный сотрудник Французского института международных отношений (IFRI)