Российско-казахстанские отношения

20.03.2019

Отец «евразийской мечты» Нурсултан Назарбаев подал в отставку с поста президента Казахстана. Приглашаем перечитать статью Матье Булега, вышедшую в Ежегодном докладе «Россия 2016», об отношениях между Москвой и Астаной.

Скачать статью на русском языке.

Кризисные ситуации, друг за другом возникающие на постсоветском пространстве уже в течение более двух лет, напрямую влияют на двусторонние отношения России и Казахстана и вызывают напряженность между Астаной и Москвой по вопросам, относящимся как к геополитике и безопасности, так и к экономике.

Хотя Казахстан проводит по отношению к своему северному соседу политику прагматичного равновесия, Астане пришлось недавно пересмотреть свои стратегические приоритеты на российском направлении из-за украинского кризиса, экономического кризиса в России и трений по поводу проекта Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

На протяжении всего украинского кризиса Астана сохраняла несколько двусмысленную, но прагматичную позицию, избегая выдвигать какие-либо соображения, способные вызвать раздражение со стороны Кремля. Поначалу Казахстан поддержал «самоопределение» Крыма в середине марта 2014 г.(1), но правительство страны достаточно быстро пересмотрело свое решение(2). Также Казахстан не проголосовал в ООН за резолюцию Генассамблеи по территориальной целостности Украины и непризнанию крымского референдума(3). Однако в дальнейшем казахские власти подтвердили свою «безоговорочную поддержку» территориальной целостности Украины и провели двусторонние переговоры с Киевом с целью обойти российское эмбарго на украинские товары.

События на Украине оживили опасения казахстанских властей по поводу возможного использования Москвой сепаратистских движений, в особенности в четырех северо-восточных областях страны, которые граничат с Россией и в которых сосредоточено русскоязычное меньшинство.

Население Казахстана состоит на 24% из этнических русских, что составляет около 4,3 млн человек. Астана опасается, что этот ресурс может быть использован Кремлем под предлогом «защиты соотечественников за рубежом» в ущерб территориальной целостности Казахстана. Подобные опасения в целом безосновательны, поскольку Москва не намерена разжигать какие-либо сепаратистские настроения в Казахстане; это не в интересах России. Этот инструмент внешней политики применялся Россией в Крыму и в Донбассе, но нельзя забывать, что в этих случаях речь шла о проблемных отношениях с соседней страной.

При условии сохранения стабильной политической ситуации в Казахстане и президент Нурсултан Назарбаев, и любой его преемник будут продолжать придерживаться пророссийского курса. Напротив, приход к власти националистической элиты рискует спровоцировать реакцию со стороны Кремля. Подтверждающие этот тезис недавние замечания президента Путина и ряда российских политиков не остались незамеченными в Астане. Так, 29 августа 2014 г.

Владимир Путин заявил, что президент Казахстана «совершил уникальную вещь – создал государство на территории, на которой государства не было никогда». «В этом смысле он для постсоветской государственности уникальный человек», – добавил президент РФ. Это замечание, представляющее собой своего рода предупреждение против любой потенциальной нестабильности, связанной с завершением эпохи Назарбаева, вызвало негодование казахстанской молодежи, настроенной более националистически, чем старшее поколение.

В ответ на гипотетическую возможность дестабилизации со стороны России правительство Казахстана усилило в 2015 г. уголовные меры по борьбе с сепаратизмом и с разжиганием «этнической розни» (т.е. с прорусскими выступлениями). Эта мера была принята параллельно активной патриотической кампании по возрождению нации (празднование в 2015 г. 550-го юбилея основания Казахского ханства, программа патриотического воспитания и т.д.) и официальной политике «казахстанизации» (предоставление гражданства оралманам («возвращенцам» – этническим казахам-репатриантам), ограничение вещания российских телекомпаний и т.д.).

ИНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О «МЕЧТЕ»

Двусторонняя напряженность возникла также в связи с экономическим кризисом в России и с вопросом об управлении Евразийским экономическим союзом. Президент Назарбаев напомнил в марте 2016 г., что экономические трудности в России и западные антироссийские санкции имеют прямые последствия для Казахстана, в частности падение курса тенге и спад конкурентоспособности казахстанского экспорта в некоторых ключевых отраслях (металлургия, сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность). Плохое состояние российской экономики напрямую влияет на экономическую стабильность в Казахстане, ставя под угрозу социальный договор, основанный на экономическом росте и постоянном повышении уровня жизни. 

Так, первая половина 2015 г. была отмечена «торговой войной» между Казахстаном и Россией, включавшей запреты на импорт продуктов питания по причине нарушения санитарных норм и введение специальных тарифных мер. Эта ситуация возникла после исчезновения таможенных барьеров в рамках ЕАЭС: приток дешевых российских товаров на казахстанский рынок по причине выгодного для импорта валютного курса нанес сильный удар по конкурентоспособности местных товаров. Введение протекционистских мер еще больше усилило антироссийские настроения националистической казахской элиты: даже появилась марка «Made in Kazakhstan», чтобы поощрять население потреблять местную продукцию.

Введение ограничений на российский импорт – прямое следствие общего рынка, созданного ЕАЭС. В итоге последние несколько месяцев высветили растущие разногласия между Астаной и Москвой в их восприятии ЕАЭС: для Казахстана Союз – это прежде всего экономическое объединение, а для России – геополитический проект, который она использует соответственно. Официально оказывая проекту безоговорочную поддержку, Астана, тем не менее, считает, что «евразийская мечта», сформулированная президентом Назарбаевым в 1994 г., оказалась искажена геополитическим подходом, который ей придал президент Путин.

Казахстан неоднократно давал понять, что он не исключает пересмотра своих обязательств в рамках ЕАЭС, если проект будет осуществляться в ущерб национальным интересам и независимости страны (хотя на деле Казахстану будет трудно дать задний ход). Также Астана выразила сомнения по поводу создания наднациональных инструментов (союзный парламент, общий энергетический рынок, единая валюта и т.д.), даже если это замедлит функционирование Евразийского союза и его расширение. Промедления со стороны Астаны ставят Москву в неловкое положение, если учесть, что выход Казахстана может целиком разрушить российские амбиции в отношении евразийской интеграции.

Несмотря на сложный контекст и расхождения по ряду пунктов, Россия и Казахстан остаются безусловными союзниками и поддерживают отношения, основанные на «доверии и традиционном духе дружбы и добрососедства», как заявил президент Назарбаев. С этой точки зрения Казахстан умело подстраивается под интересы российского президента, признавая его «законные интересы» в сфере безопасности. Кроме того, Астана разыгрывает карту сотрудничества с Россией в области безопасности, которое осуществляется в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и включает в себя как противоракетную оборону, так и общий подход к борьбе с терроризмом в Средней Азии.

Сегодня Казахстан колеблется между необходимостью принимать в расчет интересы Кремля и поиском противовеса, но его свобода действий относительно России невелика. Больше, чем когда-либо, среднеазиатская держава вынуждена делать ставку на многовекторную внешнюю политику и паназиатские векторы. Кроме действующих лиц «второго круга», таких как Иран, Турция, Южная Корея и Индия, для Казахстана становится все ощутимее финансовое и экономическое влияние Китая. Но отношения с Пекином тоже не лишены двусмысленности: несмотря на то что Китай воздерживается от какой-либо политической роли в Казахстане, среди националистической элиты ощущаются антикитайские настроения. Дело в том, что приток китайских инвестиций и проектов воспринимается как потенциальная угроза суверенитету.

Для Москвы сохранение тесных дружеских отношений с Астаной – необходимость на фоне нынешних антироссийских санкций и относительной изоляции страны на международной арене. Казахстан в самом деле является двигателем ЕАЭС и дает возможность привести в равновесие российскую внешнюю политику вокруг азиатской «оси». Но все может измениться в результате неизбежной смены политической власти в Казахстане и возможного прихода враждебных России новых политических сил.

1. http://mfa.gov.kz/en/#!/news/article/13803. Как ни странно, официальное заявление МИДа Казахстана сегодня уже снято с сайта.

2. Kazakhstan: Textbooks Revised to Show Crimea Not Part of Russia, EurasiaNet, October 21, 2015.

3. Kazakhstan abstains from voting on UN General Assembly resolution against secession referendum in Crimea, Tengri News, March 28, 2014.

4. «Путин: Казахстан является наиболее близким стратегическим партнером РФ», РИА Новости, 29 августа 2014 г., ria.ru/politics/20140829/1021985347.html