Посол Андрей Карлов - жертва российско-турецкого сближения

В понедельник 19 декабря посол России в Турции Андрей Карлов был убит в Анкаре на открытии фотовыставки «Россия глазами турок», которая проходила при поддержке российского посольства. Преступник, которому удалось выдать себя за сотрудника службы безопасности дипломата, действительно служил в турецкой полиции с 2014 года. Через несколько минут после убийства дипломата он был ликвидирован. Последний раз убийство российский посла при исполнении служебных обязанностей произошло в 1927 году в Польше, когда был застрелен Петр Войков.

Убийство случилось на фоне неспокойной ситуацией с точки зрения безопасности внутри самой Турции. 10 декабря в стамбульском квартале Бешикташ прогремел двойной теракт, при взрыве бомбы погибли десятки полицейских, а 17 декабря произошел взрыв заминированной машины в турецком городе Кайсери. Наряду с этим, у российских дипломатических представительств в Турции (у посольства в Анкаре, у консульств в Стамбуле, Анталье и Трабзоне) проходили акции протеста против действий Москвы в Алеппо. Следует отметить, что убийство посла Карлова произошло в одном из самых безопасных районов страны, в посольском районе турецкой столицы. То, что вооруженный убийца смог настолько приблизиться к дипломату, вызывает целый ряд вопросов о эффективности турецких служб безопасности. В соответствии с Венской конвенцией 1961 г., принимающие государства несут ответственность за безопасность сотрудников дипломатических миссий, расположенных на их территории.

Андрей Карлов был застрелен в то время, когда, с одной стороны, наблюдалось относительное улучшение российско-турецких дипломатических отношений, а с другой стороны, окончилась битва за Алеппо. Более того, убийство произошло накануне трехсторонней встречи в Москве между министрами иностранных дел России, Турции и Ирана, посвящённой Сирии. Даже если убийца хотел с помощью теракта отомстить за Алеппо и Сирию, время совершения преступления говорит о том, что целью был срыв трехсторонней встречи в Москве, и на более глобальном уровне - потепления российско-турецких двусторонних отношений. Также целью был саботирование затишья в Алеппо, которое наблюдается после начала процесса эвакуации так называемых умеренных повстанцев и гражданского населения в провинцию Идлиб. Тем не менее, встреча в Москве 20 декабря состоялась. Российская и турецкая стороны сразу же объявили о том, что продолжат работу над сирийским досье. Если бы между Москвой и Анкарой не произошло нормализации отношений, случившаяся трагедия могла бы стать серьезным поводом для объявления войны. Уничтожение турецкими ВВС российского Су-24 в ноябре 2015 г. и последовавший затем 7-ми месячный конфликт, после которого наступила фаза нормализации, привели к тому, что российско-турецкие отношения приобрели дополнительную прочность, которая должна позволить им преодолеть нынешнее испытание. Скорость реакции, которую продемонстрирует турецкая сторона в поиске, аресте и суде над соучастниками убийцы, может повысить шансы на сохранение хрупкой позитивной динамики развития связей, которая возникла в последние несколько недель между Москвой и Анкарой. Турецкие власти уже заявляли, что обвиняют в убийстве сторонников исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, получившего убежище в США. Шесть человек были арестованы уже на следующий день после убийства. В Турции этот теракт, скорее всего, приведет к дальнейшему усилению «охоты на ведьм», развернутой режимом летом 2016 г. против последователей проповедника в изгнании, которые обвиняются в неудавшейся попытке совершить государственный переворот. Обвинения гюленистов в убийстве особенно удобно турецким властям, поскольку это ставит в невыгодную позицию часть общественного мнения, недовольного сотрудничеством турецких властей с Россией по Алеппо, подспудно перенося вину за эту трагедию на враждебные силы за океаном, также как это было с провалившимся этим летом государственным переворотом. Впрочем, Россия, кажется, не совсем удовлетворена таким объяснением.

Российско-турецкое сотрудничество действительно способствовало окончанию осады Алеппо. Посол Андрей Карлов, между тем, играл ведущую роль в переговорах с Турцией, параллельно налаживая контакты с так называемой умеренной оппозицией. Недавно Москва и Анкара заявили о принципиальной поддержке проведения конференции в Астане, которая могла бы перезапустить умирающий Женевский мирный процесс. В то время как Соединенные Штаты находятся в состоянии политического переходного процесса, и будущая администрация Трампа, как представляется, не проявляет большого интереса к сирийскому вопросу, центр тяжести дипломатических мирных переговоров по Сирии, кажется, перетекает из российско-американского двустороннего формата к треугольнику Россия – Иран - Турция. Если данная новая трехсторонняя инициатива заработает, это может поставить новую администрацию США перед свершившимся фактом, и последствия этого для региональной геополитики могут быть весьма существенными. Переведя Соединенные Штаты в положение зрителя, Россия, Турция и Иран могут показать, что на самом деле можно достичь мирного соглашения на Ближнем Востоке без участия Вашингтона.