«Турецкий поток» или история без конца

19.10.2016

История любви начинается в 2007 году, когда российский Газпром и итальянская /ENI подписывают рамочное соглашение о разработке газопровода по дну Черного моря. В январе 2008 г. на паритетных началах ими создается компания South Stream AG. Проект приобретает европейское измерение, когда французская EDF и немецкая Wintershall входят в консорциум, получив по 15% каждая в 2009 и 2011 годах соответственно. В 2009 г. пропускная способность трубопровода пересматривается в сторону увеличения до 63 млрд кубических метра газа в год вместо 31 млрд. В 2012 г. Газпром приступает к строительству газопровода «Южной поток», который должен зайти на территорию ЕС через Болгарию, а затем пройти в Западную Европу. «Южный поток», таким образом, вписывается в стратегию диверсификации маршрутов поставок, разработанную Россией в конце 1990-х годов, с тем чтобы обеспечить транзит российского газа на европейский рынок в обход украинской территории.

Однако проблемы быстро нарастают. Не все межправительственные соглашения, подписанные между Россией и балканскими странами, полностью соответствуют европейскому законодательству, и Европейская комиссия требует от Газпрома предоставления третьей стороне доступа к инфраструктуре, как только газопровод заходит в европейские территориальные воды. Это ставит под вопрос экономическую целесообразность проекта. «Южный поток» не является газопроводом, соединяющим европейских потребителей со специально разрабатываемым для этого конкретного проекта месторождением, поэтому никаких исключений с точки зрения законодательства ЕС сделано быть не может. Параллельно в 2008 г. ЕС запускает свой проект «Южный коридор» (1). Он должен обеспечить доставку азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз-2 на европейский рынок и в конечном итоге снизить зависимость ЕС от российского газа. В 2009 году появляется проект Nabucco. В то время как российские и европейские политики настаивают на том, что эти два проекта не являются конкурентами, они, вне всякого сомнения, таковыми являются. Оба этих масштабных проекта направлены на обеспечение газом одних и тех же рынков, причем в тот момент, когда потребление европейцами газа начинает снижаться (в результате уменьшения энергопотребления и экономического спада). «Южный поток» переживет Nabucco, последний оказывается заброшенным в 2011 г. из-за Анатолийского газопровода (TANAP) (2) и Трансадриатического газопровода (TAP) (3). В 2013 г. консорциум по разработке Шах-Дениза и европейские покупатели подписывают соглашение на поставку 16 млрд кубических метров газа в год (10 млрд для ЕС и 6 млрд для Турции) (4). Будущее «Южного коридора» не вызывает опасений, хотя объемы газа, проходящие через этот новый газопровод, находятся на, по меньшей мере, скромном уровне (5). Следует напомнить, что, запрещая покупку, импорт и/или транспортировку иранского природного газа (6), Европейский совет лишает ЕС крупного потенциального поставщика газа.

Украинский кризис наносит последний удар по проекту «Южный поток». 1 декабря 2014 г. Газпром объявляет о завершении проекта, перед тем как выкупить доли европейских акционеров. В том же месяце Россия, которая остается с уже построенными компрессорными станциями и трубопроводами, официально подписывает документы по новому проекту «Турецкий поток». Этот газопровод повторяет маршрут отмененного «Южного потока», но выходит на территорию Турции. Очень скоро появляется идея создания газового хаба на турецко-греческой границе. Хотя такое предложение интересует Грецию, коммерческие реалии заставляют быстро от него отказаться. Отсутствие финансирования и инфраструктуры делает призрачными перспективы создания такого хаба. Между тем, российско-украинские отношения продолжают деградировать. Стороны не могут договориться об условиях нового договора о транзите для замены текущего соглашения, которое истекает 31 декабря 2019 года. Украинское правительство хочет подписать контракт на поставку газа без привязки к объемам транзита (7) и увеличить цену вдвое. Предложение, что неудивительно, было отклонено Газпромом, так как цена транзита газа в результате выросла в четыре раза.

Сирийский кризис приводит к приостановке сотрудничества в области энергетики между Москвой и Анкарой, в частности, после того, как 24 ноября 2015 г. турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик Су-24. Кремль вводит ряд экономических мер санкционного характера, в том числе, произвольные сокращения поставок газа, требование повышения закупочных цен на газ и приостановка проекта «Турецкий поток». Однако после подписания соглашения 10 октября 2016 года на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле проект возродился из пепла. В политическом плане подписание этого соглашения является, прежде всего, свидетельством о примирении между Турцией и Россией. Один из выводов, который можно сделать, заключается в том, что газовые кризисы в Европе все больше становятся следствием политической напряженности, в то время как ранее - наоборот, сами газовые кризисы вели к политическим конфликтам. В экономическом плане это соглашение означает, что Турция и Россия смогли наконец договориться о цене на газ, что было совершенно неочевидно. Следует напомнить, что вопрос цены на газ был в последние годы серьезным фактором напряженности между турецкой Botas и российским Газпромом. Первоначально планировалось что «Турецкий поток» будет состоять из четырех ниток трубопроводов, но только две в итоге будут построены. Однако даже такой пропускной способности будет достаточно, чтобы прекратить транзит российского газа, предназначенного для турецкого рынка, через территорию Украины. То как часто Россия увеличивает число проектов трубопроводов в обход Украины, может создать впечатление, что она стремится к тому, чтобы Киев зависел от европейцев в вопросах поставок газа.

Газопровод «Турецкий поток» оканчивается в турецком городе Ипсала. Выбор этот не является случайным, поскольку именно здесь должно произойти соединение газопроводов TANAP и TAP. Не исключено, что Газпром может запросить доступ к части транспортных мощностей газопровода TAP к 2020 г. В этом случае России удастся убить двух зайцев одним выстрелом: обойти Украину и решить вызвавшую столько сложностей проблему применения европейского права.

(1) Second Strategic Energy Review – An EU Energy Security and Solidarity Action Plan, COM/2008/781
(2) Трансанатолийский газопровод (TANAP) проходит из турецкого город Тюркгёзу (на границе с Грузией) до города Ипсала (провинция Фракия, на границе с Грецией).
(3) Трансадриатический газопровод (TAP) проходит через север Греции, Албанию, Аддриатичесаоке море и заканчивается на юге Италии
(4) Контракт на 25 лет www.bp.com/en/global/corporate/press/press-releases/shah-deniz-major-sales-agreements-with-european-gas-purchasers-c.html
(5) В тот же год Росси экспортировала в Европу немногим более 135 млрд кубических метров газа (включая Балканы)
(6) Council Decision 2012/635/CFSP, October 2012
(7) Нынешний контракт подписан на таких условиях, что Газпром платит за количество транспортируемого газа. Контракт на количество привёл бы к тому, что Газпром платил бы за транзит определенного количества газа, вне зависимости от физического количества газа, прошедшего через украинскую территории.

Орели Бро, консультант Франко-российского центра Обсерво, научный сотрудник Французского института международных отношений (IFRI)