Вывод американских войск из Сирии - хорошая или плохая новость для Москвы?

21.12.2018

Президент США Дональд Трамп объявил в среду 19 декабря о выводе американских войск из Сирии. В последующие часы стало известно, что американская группировка, численность которой оценивается примерно в 2000 человек, покинет Сирию в течение 60-100 дней. Решение Белого дома, о котором было объявлено после телефонного разговора между президентом Трампом и его турецким коллегой Реджепом Эрдоганом, застало врасплох весь американский истеблишмент. Оно шокировало членов антиигиловской коалиции, возглавляемой Вашингтоном, и особенно тех, чьи силы специального назначения присутствуют на сирийской территории.

Заявляя о выводе американских войск из Сирии, Дональд Трамп продолжает работу по ликвидации наследия президента Барака Обамы и выполняет свое обещание, которое он повторял много раз, в том числе и во время предвыборной кампании. Принимая это решение, президент США пошел против рекомендаций своих приближенных советников, таких как госсекретарь Майк Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон. Оба они известны своей глубоко враждебной по отношению к Ирану позицией. Эти «ястребы» неоднократно выступали за сохранение американского присутствия к востоку от Евфрата в логике «неосдерживания» Тегерана на Ближнем Востоке. Заявление Дональда Трампа вызвало удивление даже в его собственном лагере, поскольку республиканцы более чем прохладно встретили решение Белого дома. Чтобы оправдать вывод войск, Дональд Трамп подчеркнул, что Исламское государство (ИГ, организация запрещена в России как террористическая) было разгромлено, хотя при этом некоторая остаточная активность ИГв районе провинции Дейр-эз-Зор по-прежнему остается весьма реальной.

Является ли этот вывод войск хорошей или плохой новостью для России? В последние месяцы Москва не переставала выступать против присутствия американских сил и сил коалиции на сирийской территории. Если они действительно покинут Сирию, американские войска оставят контролируемые ими нефтяные скважины, что позволит режиму Дамаска вернуть их под свой контроль и использовать эти ресурсы, столь необходимые для восстановления страны. Заявленный вывод американских солдат оставляет курдов, с которыми Вашингтон наладил интенсивное военное сотрудничество в Сирии, брошенными, поскольку они вскоре будут лишены американского защитного «зонта». Чтобы обеспечить свою безопасность, у курдов не останется иного выбора, кроме как обратиться вопреки их желанию за помощью к сирийскому режиму. Это произойдет к большому удовлетворению России. В противном случае курды рискуют остаться один на один в смертельном противостоянии с Турцией и ее «прокси» группировками в лице «Сирийской национальной армии» (бывшая «Свободная сирийская армия» и др.). Наконец, сокращение военного присутствия США в Сирии должно автоматически привести к снижению риска столкновений между российскими и американскими силами.

В то же время решение Дональда Трампа создает ряд проблем и неопределенностей для Москвы. Покидая восточный берег Евфрата, американцы создают стратегический вакуум, который может разжечь завоевательные аппетиты режима Дамаска и иранцев. Москва, которой удалось стабилизировать военную ситуацию в Сирии и прийти кхрупкому соглашению с Анкарой по Идлибу, стремилась вовлечь Дамаск и Тегеран в процесс политического урегулирования кризиса. Фокус их внимания, и так очень слабо сосредоточенный на женевском процессе, теперь рискует еще более сильно сместиться в сторону достижения военных целей, при этом самых амбициозных. Интересно, что решение Дональда Трампа было принято в то время, когда министры иностранных дел России, Турции и Ирана собрались в Швейцарии по приглашению Стаффана де Мистуры, чтобы объявить о проведении первого заседания Конституционного комитета Сирии, состав которого еще предстоит доработать в начале 2019 года. Вывод американских сил рискует тем самым поставить под угрозу политико-экономическую повестку, которую Москва пыталась продвигать в сирийском досье в течение многих месяцев. Тем более что, если США отказываются от своего военного присутствия в Сирии, у них всегда остается возможность наносить воздушные удары с других баз, которыми они располагают в этом регионе. Кроме того, Вашингтон пригрозил санкциями против любой российской или иранской компании, которая примет участие в восстановительных работах на территориях, контролируемых Дамаском.

В военном плане сохранение контроля над восточной частью Сирии потребует большого количества войск, которые режим не сможет направить, не поставив при этом под угрозу свой тыл, особенно принимая во внимание всегда возможное обострение ситуации в провинции Идлиб. Поэтому теперь представляется необходимым участие проиранских сил, тем более что джихадисты из ИГ остаются очень активными, в особенности, на юго-востоке Сирии. Наконец, то, как было принято этог решение, говорито наличии как минимум соглашения между Дональдом Трампом и Реджепом Эрдоганом. К тому же из их телефонного разговора, который предшествовал заявлению президента США, стало известно о том, что Вашингтон одобрил сделку по продаже Анкаре противоракетных систем Patriot за 3,5 млрд долларов. В то время как Турция готовится начать новую военную операцию по изгнанию курдских боевиков с западного берега Евфрата, Анкара может поставить перед собой и более амбициозные задачи, включающие теперь северо-восток Сирии, который вскоре будет освобожден от западного военного присутствия. Для России главный вызов отныне состоит в том, чтобы как можно точнее оценить, как поведут себя турки в Сирии. Как может повлиять решение США на ситуацию в Идлибе? Договорились ли Вашингтон и Анкара об общей повестке в Сирии?