Fr Fr

Глава 2. Экономика

Бертран Мари-Габриэль
1 Ноября 2017

"На пути к российскому «железу»? Пример процессора «Байкал»"

В июне 2014 г. российское правительство впервые объявило о своем намерении заменить все процессоры вооруженных сил и государственных учреждений РФ процессорами компании «Baikal Electronics» (концевая сноска 1). Всего лишь год спустя, в июне 2015 г., первые образцы поступили в продажу.

Однако этот широко освещавшийся в прессе проект, так же как инновационный центр «Сколково» (концевая сноска 2), создавался, судя по всему, в обход различных научно-исследовательских сетей и существующего предложения на стремительно развивающемся рынке российской электроники. Соответственно, возникает вопрос: помимо того что это рекламный ход, представляет ли проект «Байкал» реальный интерес для российской экономики и российских инновационных технологий?

Возврат подозрительного отношения к западным технологиям после Сноудена?

В июне 2013 г., после того как масштабные разоблачения Эдварда Сноудена относительно слежки, проводимой спецслужбами США, спровоцировали всеобщее осознание риска для безопасности государств – риска, связанного с новыми информационными и коммуникационными технологиями, – заявление российского правительства о планах импортозамещения в IT-отрасли отдаленно напомнило советское прошлое, когда к западным технологиям относились с недоверием.

Начало стремительно расти число проектов по обеспечению независимости страны от преобладающего сейчас на рынке электронного оборудования американского или британского производства; также стали множиться всевозможные более или менее целесообразные инициативы, как, например, создание клона операционной системы «Андроид» или запрет для госслужащих на использование планшетов Apple и их замену на планшеты Samsung и т.п. (концевая сноска 3).

Всего через несколько лет после того, как был создан процессор, позволивший китайскому правительству обеспечить независимость своей компьютерной системы (концевая сноска 4), российское правительство пришло к аналогичному решению. Обеспечение независимости российских систем на территории РФ привело к символичному возобновлению разработки отечественных процессоров, в частности легендарной модели «Эльбрус» (концевая сноска 5), которая выпускалась еще в советское время.

Подлинная модернизация модельного ряда советских процессоров?

В момент разработки проекта создание процессоров «Байкал» было доверено российской компании «Т-Платформы», специализирующейся на разработке высокотехнологичных ЭВМ, а также государственной корпорации Роснано. В 2012 г. для этой цели было создано дочернее предприятие «Т-Платформ» – компания «Байкал Электроникс».

В отличие от вертикальной модели интеграции, как у компаний Intel или AMD, чья продукция производится на их собственных заводах, «Байкал Электроникс» работает по модели fabless (т.е. без собственных производственных мощностей). Это означает, что компания предлагает производителям только технические разработки и лицензии на них. Экономическая модель «Т-Платформ» вписывается в относительно недавнюю концепцию новых технологий (концевая сноска 6), в которой стратегический аспект разработки занимает приоритетное место по сравнению с производством, поскольку производство воспринимается как менее важный элемент независимости и технологической безопасности государства (концевая сноска 7).

Тем не менее такой подход, в котором независимость относится только к разработке, но не к производству, привел многих специалистов к выводу, что это был чисто «рекламный» ход со стороны российского правительства и что политика перехода на передовые технологии отечественного производства потерпела неудачу (обращают внимание, среди прочего, что производство было доверено компании Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (концевая сноска 8). При этом стоит отметить, что именно такая модель fabless используется крупнейшими компаниями-разработчиками микропроцессоров, такими как AMD, Apple, Broadcom, Qualcomm, Marvell, NVIDIA или STMicroelectronics.

Но главное препятствие для производства российского «железа» находится, возможно, в самой архитектуре процессоров «Байкал», поскольку они разработаны по лицензии на основании зарубежных образцов MIPS (архитектура, изначально разработанная в США, впоследствии доработанная английской компанией Imagination Technologies) и ARM (также разработанная англичанами). Конечно, разработка процессоров «Байкал» мало чем отличается от схемы разработки, которой пользуются крупнейшие компании в этой области (сегодня стало нормой использование существующих разработок, на которые приобретают лицензии) (концевая сноска 9). Однако, исходя из вышеизложенного, возникает вопрос: имело ли смысл запускать подобный проект в России, при том что уже идет разработка полностью отечественных проектов, таких как производство процессоров «Эльбрус»?

Проект, лишенный будущего?

Учитывая скорость внедрения этого проекта, трудно утверждать, что его целесообразность в долгосрочной перспективе была должным образом изучена. Первоначально проект был запланирован на ограниченный период времени и ограниченный объем производства (электронное и компьютерное оборудование госструктур). Кроме того, даже если низкие показатели процессоров «Эльбрус» не соответствовали требованиям современного рынка, их вполне можно было доработать, используя, среди прочего, архитектуру ARM и MIPS для определенного модельного ряда. Подобно тому как проект инновационного центра «Сколково» потребовал создания новой инфраструктуры там, где можно было объединить или модернизировать существовавшие центры, так же и проект «Байкал» потребовал вложения немалых средств для создания нового раздела на рынке, который, казалось, и без того естественно развивался (концевая сноска 10). И тот и другой проект создавались «на пустом месте», в противоположность хорошо укоренившимся системам, которые либо остались от советской науки и техники, либо были недавно созданы университетскими городками, объединяющими бизнес-инкубаторы и исследовательские лаборатории (например, МГУ им. Ломоносова) (концевая сноска 11).

К этому структурному недостатку проекта добавляется аспект, относящийся к его реальному экономическому значению: если процессор «Байкал-Т1» предназначался скорее для промышленного рынка, то процессоры «Байкал-М» и «Байкал-М/S», предназначенные для персональных компьютеров и серверов, ориентировались на более широкий рынок компьютерных товаров массового потребления. Но их сегодня используют преимущественно «тонкие клиенты» (thin client), объединяя компьютер и сервер, который обслуживает, как правило, только внутреннюю сеть (интранет) и чаще всего служит обыкновенным регистром или базой данных в таких учреждениях, как библиотеки, документальные или исследовательские центры. Так выпущенный на рынок терминал «Таволга» на процессорах «Байкал» вряд ли предназначен для широкой публики.

В итоге перспектива коммерциализации процессоров «Байкал» остается неопределенной, несмотря на рекламный эффект заявлений об их стратегической и инновационной ценности и несмотря на то, что эта попытка вписывается в современные тенденции, характерные для рынка «железа» (hardware). Объем средств, затраченных на эту инициативу (направленную сверху вниз, от государства к уже существующим игрокам на рынке) в попытке модернизировать независимо развивающийся рынок (особенно через независимые стартапы на базе университетских и исследовательских центров), неизбежно ставит вопрос о жизнеспособности проекта в долгосрочной перспективе.

***

1. Эти процессоры были предназначены для оснащения компьютерного оборудования всех госслужб, что составляло примерно 5 млн компьютеров, т.е. теоретически достаточный объем для рентабельности проекта с экономической точки зрения.

2. См. статью: Кевин Лимонье, «Наукограды и проект "Сколково"», Ежегодный доклад Франко-российского аналитического центра Обсерво «Россия 2013», Москва, издательство Новый Век Медиа, 2013. С. 242-244.

3. Таким образом, частный сектор сыграл важную роль в разработке этих проектов, о чем свидетельствует выступление бывшего исполнительного директора компании Rambler Игоря Ашманова на iForum, который прошел на Украине в апреле 2013 г. В своем выступлении он упомянул о проекте, направленном на разработку независимой российской интернет-инфраструктуры.

4. Процессор Loongson-2F компании BLX IC Design, созданной в 2002 г. благодаря государственно-частному партнерству между Институтом компьютерных технологий китайской Академии наук и группой Jiangsu Zhongyi.

5. Независимая разработка должна обеспечить отсутствие «черных ходов» (backdoor) и возможность использовать операционные системы иные, чем Windows и MacOS (разработанные американскими компаниями Microsoft и Apple).

6. В данном случае модель продается по лицензии; цена соответствует стоимости интеллектуальной собственности.

7. При том что соответствующая промышленная отрасль связана с другими важными аспектами (как, например, созданием рабочих мест внутри самой страны или возможному дополнительному экономическому или технологическому развитию благодаря наличию в стране зон с высокой концентрацией промышленной инфраструктуры).

8. Завод находится на Тайване и является крупнейшим независимым предприятием по производству полупроводников в мире.

9. Напротив, сегодня редко встречаются именно попытки создать новые архитектуры, поскольку это сопряжено с повышенным инвестиционным риском, так как количество времени и средств, необходимых для исследований и разработок, менее предсказуемо и не гарантирует, что полученная в результате продукция окажется рентабельной и найдет свою нишу на рынке.

10. См. Кевин Лимонье, op. cit., 2013.

11. В начале 2016 г., судя по всему, началась концентрация инновационных проектов, поскольку часть бюджета Сколковского института науки и технологий («СколТех») в рамках некоторых научных программ будет объединена с бюджетом Московского университета.