Fr Fr

Глава 4. Регионы

Репневский Андрей
1 Ноября 2017

"Российско-норвежские отношения: региональный аспект"

В Баренцев/Евроарктический регион (БЕАР) входят 5 территорий РФ. Архангельская область, Мурманская область и Ненецкий автономный округ более прочих заинтересованы в добрых отношениях с Норвегией. (Только мурманчане приносят соседней губернии Финнмарк ежегодный доход в 2 млрд руб.) Состояние этих отношений обсуждалось 12–13 октября 2016 г. в Москве на конференции «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития». Она была посвящена 20-летию Арктического совета и была организована Российским советом по международным делам (РСМД) при поддержке Правительства и МИД России. В заседаниях приняли участие более 500 представителей государств – членов Арктического совета. 

Российский курс на диалог и сотрудничество

На открытии конференции посол по особым поручениям МИД России Владимир Барбин зачитал приветствие министра иностранных дел России Сергея Лаврова, в котором Арктика рассматривается как территория диалога и сотрудничества. Эту позицию РФ в своем выступлении развил заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Рогозин. Он заявил: «Арктика – одно из немногих направлений, где международное сотрудничество с Россией не только не прекращалось, но активно продолжается, […] и мы намерены решительно противодействовать любым попыткам привнесения в регион нервозности и политики конфронтации». Следует иметь в виду, что в акватории Баренцева моря и на 196 км сухопутных границ России с Норвегией соприкасаются войска и флоты РФ и НАТО. 

В оптимистическом духе высказался и посол по вопросам Арктики МИД Норвегии Анникен Крутнес. Он отметил, что Норвегия и Россия имеют хороший уровень сотрудничества, особенно в вопросах, связанных с рыбными ресурсами в Баренцевом море. 

Сотрудничество хорошо, но санкции важнее

К сожалению, в не «рыбных» сферах отношения России и Норвегии в 2015–2016 гг. следует оценить как неблагополучные и частично напоминающие пресловутые времена «холодной войны». Отрицательная тенденция в отношениях берет начало с 30 сентября 2014 г., когда министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде заявил, что его страна присоединяется к санкциям против России, введенным ЕС 12 сентября в связи с событиями на Украине. Санкции предусматривали отказ от имевшегося ранее военного сотрудничества с Россией в Баренцевом море. Запреты наложены на любые технические услуги, необходимые для разведки, глубоководного бурения и освоения российского арктического шельфа. Так было заморожено важнейшее соглашение между норвежской Statoil и «Роснефтью» от 2012 г. 

по сотрудничеству в северной части Баренцева моря. Инвестиции оценивались в сумму от 34 до 40 млрд долларов. Конечно, шельфовые изыскания в Баренцевом море были свернуты «Роснефтью» в 2015–2016 гг. в основном из-за резкого падения мировых цен на нефть. Но специалисты признают, что часть проектов заморожена по причине санкций. Всего в Баренцевом море отложено освоение 8 российских нефтегазовых месторождений. Надо иметь в виду и то, что Норвегия является главным конкурентом России по поставкам газа в страны ЕС и в Украину. 

От падения нефтяных цен серьезно пострадала и норвежская экономика. В итоге в 2016 г. Норвегия потеряла статус «самой процветающей страны», который удерживала 7 лет подряд, и впервые вынуждена была черпать средства из своего нефтяного фонда ради обеспечения мигрантов. 

С конца 2014 г. Норвегия подверглась и ответным санкциям. РФ была крупнейшим импортером норвежской рыбы и рыбопродуктов, а с 2015 г. отказалась от этих закупок. Правда, через год Норвегия смогла преодолеть последствия этих контрсанкций за счет хорошей конъюнктуры на европейских рынках.

Ожившие мифы «холодной войны»

Являясь членом НАТО, Осло следует антироссийским курсом бывшего премьера Норвегии, а ныне генсека НАТО Йенса Столтенберга. В стране распространяется миф о «русской угрозе», нагнетается страх перед мнимой «русской агрессией». В апреле 1949 г. подобные фобии загнали страну в НАТО, а в 2016 г. заставили отказаться от обещания тех лет не размещать на своей территории иностранные базы и войска. Уже в начале 2017 г. 330 морских пехотинцев США прибыли (на ротационной основе) на военную базу Вернес близ Тронхейма. 

С января 2016 г. тема «угрозы с Востока» приобрела практическое звучание о необходимости срочно перевооружаться. Эксперты подсчитали, что на противодействие России в Арктике Норвегии только в 2016 г. потребуется дополнительно около 2 млрд крон. Министр обороны Норвегии Ине Эриксен Серейи неоднократно заявляла об ухудшении отношений между Норвегией и Россией в связи с «возрастающей агрессией» со стороны Москвы в Арктике. 18 июня 2016 г. с заявлением о начале крупнейшей со времен «холодной войны» военной модернизации страны выступила и премьер-министр Эрна Сульберг. В рамках перевооружения на период до 2019 г. уже сделаны миллиардные заказы в Швеции и США, поддержано увеличение доступности США и НАТО в воды Северного Ледовитого океана. Военные усилия собственно Норвегии Россию не очень беспокоят. Тревожит другое – инициативная поддержка Осло милитаристских планов НАТО в Арктике и на всем североевропейском фланге – от Прибалтики и Польши до Финляндии и Швеции.

Мурманская область и ее региональное окружение

Источник: Франко-российский аналитический центр Обсерво.

Вероятно, правительство Норвегии испугано процессом быстрого восстановления и модернизации оборонной инфраструктуры РФ в пределах побережья, архипелагов и вод Баренцева моря от Новой Земли и до Северодвинска и Североморска. Но термин «агрессия» в отношении России неуместен. Никакой угрозы норвежским территориям действия России не несут, так как последняя строго соблюдает и сухопутную границу, установленную еще в 1826 г., и морские рубежи, закрепленные в документах 2010–2011 гг.

«Русские идут!»

Свой вклад в раздувании лозунга «Русские идут!» сыграл и самый дорогостоящий в истории страны телесериал «Оккупация», 4 октября 2015 г. телеканал TV2 показал первые эпизоды 10-серийного фильма. По сообщениям NRK «Первый эпизод “Оккупированных” посмотрело 633 тыс. человек. Это 13% населения Норвегии. Ни один сериал за всю историю норвежского телевидения не стартовал настолько хорошо». Более половины зрителей были люди в возрасте 20-49 лет. В 2016 г. этот сериал волной прокатился по Европе от Швеции до Чехии. По первоначальному сценарию, оккупантами Норвегии должны были выступить войска Евросоюза, но позже их заменили на российские. Посольство РФ в Норвегии заявило, что авторы сериала решили в худших традициях «холодной войны» попугать норвежского зрителя несуществующей угрозой с Востока.

Мигранты из России и призрак ФСБ

В 2015–2016 гг. антироссийские настроения возбуждались прессой Норвегии и при рассмотрении вопроса о мигрантах. За 2015 г. через единственный на севере Кольского полуострова грузопассажирский пропускной пункт (Борисоглебск – Стурскуг) границу в обе стороны пересекли до 250 тыс. человек, из них не вернулись в Россию около 5,5 тыс. Норвежские СМИ распространили ложную информацию о том, что передвижение беженцев из Мурманска на велосипедах через границу – специальная «провокация ФСБ». Об этом писал главный редактор норвежского интернет-издания Independent Barents Observer Томас Нильсен, его поддерживал норвежский журналист Кьетил Стормак. Последний утверждал, что это разновидность «гибридной войны». В результате такой пропаганды пасхальные опросы 2016 г., проведенные Ipsos MMI для aldrimer no., показали, что 43% населения Норвегии считает, что ФСБ и российские власти активно способствовали росту потока беженцев в Норвегию. В Финнмарке этой точки зрения придерживаются 48% населения.

Апрельское 2016 г. решение Осло о строительстве высокого забора на границе с Россией тоже выглядело пропагандистской шумихой, так как мигранты осени 2015 г. двигались только через официальный переход. Уже с января 2016 г. поток т.н. «сирийских беженцев» (на самом деле это были люди из 42 стран) через российскую границу на Кольском полуострове сократился, а к лету упал на 95%. Нормализация ситуации произошла благодаря тому, что с 20 ноября 2015 г. в Норвегии вступили в силу законы, ужесточающие правила предоставления убежищ, а 26 февраля 2016 г. президент РФ Владимир Путин на коллегии ФСБ дал распоряжение «усилить контроль над потоками беженцев, следующих как в Россию, так и транзитом в страны Европы». И хотя нужда в дополнительных укреплениях отпала, норвежские власти не отказались от строительства забора «против мигрантов». В результате пропагандистская «гора родила мышь» – проволочные заграждения длиной всего в 200 метров. Следует отметить то, что подавляющее большинство – десятки тысяч мигрантов – прибывали в Норвегию вовсе не через Россию. Однако заборы на границе с Финляндией и Швецией Норвегия возводить не стала.

«Образ врага» и как с ним бороться

Воссоздание «образа врага» принесло первые горькие плоды. Социологический опрос авторитетной газеты Dagbladet, проведенный в 2015 г., показал, что 45% опрошенных жителей Норвегии уже «видят в России угрозу для своей страны». Газета пишет, что «37% респондентов назвали исходящую от России угрозу “повышенной”, а 8% – “очень высокой”». Более всего обеспокоены жители приграничных с Мурманской областью территорий. Продолжение такой политики чревато не только сокращением экономических, политических, экологических связей, но и разрывом широких человеческих и культурных контактов, которые значительными взаимными усилиями были сформированы в период с 90-х г. ХХ в. и по 2013 г.

Для того чтобы в 2017 г. переломить негативные тенденции в российско-норвежских отношениях, в Баренцевом регионе необходимы как активные действия на локальном межгосударственном уровне, так и благоприятные геополитические изменения. В этом направлении должны сработать следующие мероприятия.

Во-первых, общероссийская и региональная пропаганда противостоит раздуванию всяческих фобий в отношении соседней Норвегии и пытается разъяснить политику РФ в Арктическом регионе.

Во-вторых, еще 30 сентября 2016 г. правительство России в целях дружеского обсуждения возникающих в Арктике проблем и организации практического сотрудничества приняло решение о регулярном (1 раз в 2 года) проведении международного форума «Арктика – территория диалога».

В-третьих, и россиян и норвежцев должны порадовать действия МЧС РФ: в 2016 г. оно приступило к созданию «системы комплексной безопасности» в зоне Северного морского пути. На данный момент открыто четыре таких комплексных аварийно-спасательных центра. Три из них расположены в Баренцевом регионе: в Мурманске, Архангельске и Нарьян-Маре.

И, наконец, прогрессом глобального масштаба являлось то, что с 1 января 2017 г. вступил в силу т.н. «Полярный кодекс» – Международное законодательство для судов, эксплуатируемых в полярных водах, над которым юристы и практики ряда стран работали многие годы, преодолевая серьезные геополитические противоречия. Исполнение установлений Кодекса серьезно повысит экологическую безопасность в «удаленных, уязвимых и потенциально отличающихся суровым климатом полярных водах». В такого рода законодательстве крайне заинтересованы обращенные «лицом» к Ледовитому океану Россия и Норвегия. «Полярный кодекc» несомненно будет содействовать улучшению политического и экономического климата Баренцева региона и всей Арктической зоны.