Fr Fr

Глава 1. Внешняя политика и оборона

Агеева Вера
1 Ноября 2019

"Российская «мягкая сила» в Прибалтике"

В постсоветский период Прибалтика всегда являлась непростым для российской дипломатии пространством. Сегодня сотрудничество продолжает отягощать общее прошлое, которое по-разному воспринимается бывшими членами единого союза. Советским наследием современная Россия пользуется как для жесткого давления, так и для мягкого влияния на своих прибалтийских партнеров.

Самым значительным ресурсом влияния Москвы на прибалтийские государства сегодня остаются энергоресурсы. И Эстония, и Латвия, и Литва на 90% зависят от российской нефти и на 100% от российского газа [6, P.3]. Используя свое привилегированное положение на энергетическом рынке Восточной Европы, Россия не раз прибегала к инструментам «жесткой силы» для реализации своих внешнеполитических целей. Так, по подсчетам специалистов, в 2000-2006 гг. Россия использовала энергетическое давление на своих зарубежных партнеров примерно 40 раз, в основном в отношении стран СНГ, а также стран Центральной и Восточной Европы.

Наряду с использованием жестких инструментов, Россия наращивала свой потенциал «мягкой силы» в сотрудничестве с прибалтийскими странами. Несомненным российским достижением является информационное присутствие в Прибалтике: в регионе вещает ряд радиостанций и русскоязычных каналов (помимо российского международного информационного канала RT: Первый Балтийский (ПБК), РТР Планета, НТВ Мир, Orsent TV (Эстония), TV3+, музыкальный канал Муз-ТВ), выходят газеты и журналы на русском языке (в Эстонии, например, выходит 30 газет), ведут работу информационные порталы (Delfi, русскоязычная версия Regnum). Российское влияние на информационные ресурсы Прибалтики также обеспечивается финансовым участием в крупнейших медиа-группах региона. Так, 34% Lietuvos Rytas, в которую входят основные газета, телеканал и новостной интернет-портал Литвы, владеет банк «Снорас», принадлежащий российскому бизнесу. Как утверждают зарубежные аналитики, русскоязычные СМИ усиливают информационный разрыв между местными жителями и русскоязычными соотечественниками, которые живут в разных медиа-пространствах [9, P.16]. Например, в Эстонии опросы общественного мнения показывают, что российская диаспора не доверяет информационным источникам на эстонском языке (18% доверяют, 49% - нет), зеркальное отношение к русскоязычным медиа демонстрируют эстонцы.

Помимо информационных каналов, Россия искусно использует и другие инструменты «мягкой силы» на пространстве Прибалтики. Российское руководство активно сотрудничает с политическими партиями региона, обеспечивая реализацию интересов русскоязычного населения через партии «Центр согласия» в Латвии и Центристскую партию в Эстонии. Кремль умело использует нарратив прав человека и противодействия реабилитации нацизма, поднимая вопросы статуса русскоязычного населения и проведения маршей легионеров СС в Прибалтике на главных международных площадках. Несмотря на то, что обращения в ЕСПЧ и Совет ООН по правам человека не принесли желаемых результатов, России удалось привлечь внимание международной общественности к проблемам российской диаспоры в Прибалтике и получить частичную поддержку у таких признанных организаций, как Международная Амнистия.

Частью российской стратегии «мягкой силы» в регионе является влияние на внутреннюю политику прибалтийских государств извне, через международные мероприятия на территории России, в которых принимают участие молодые перспективные политики и общественные деятели из Прибалтики. В частности, Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова на постоянной основе проводятся мероприятия, целевой аудиторией которых являются представители стран СНГ и Восточной Европы. К этим мероприятиям относятся: Диалог во имя будущего, Балтийский диалог, Дипломатический семинар. С недавнего времени Фонд начал работу по формированию сети своих выпускников и влиятельных партнеров, наподобие Клуба выпускников американских обменных программ. Сегодня в Клуб друзей Фонда Горчакова входят молодые политики и общественные деятели из прибалтийских стран: например, мэр города Муствеэ (Эстония), депутат Маардуского Законодательного собрания (Эстония), член молодежного городского собрания Таллинна [3].

По общему признанию зарубежных и отечественных исследователей, самым действенным и самым перспективным инструментом российской «мягкой силы» в Прибалтике является российская диаспора. В Эстонии и в Латвии российские этнические меньшинства составляют 30% от общего населения. Представляя треть населения своих стран, соотечественники могут выступать мощным ресурсом российского влияния на внутреннюю и внешнюю политику этих стран. Представительства Фонда «Русский мир» – Русские центры - работают во всех трех прибалтийских странах (в Латвии – при Даугавпилсском университете и при Балтийской международной академии в Риге, в Литве – при Литовском эдукологическом университете в Вильнюсе и при Шяуляйском университете, в Эстонии действует Центр русского языка Института Пушкина). Статистика портала «Русский мир» доказывает, что фонд достигает своей целевой аудитории. В десятке стран самых активных посетителей портала – страны СНГ и Прибалтики, в частности – Эстонии и Латвии [5, C.28].

Соотечественники и российская диаспора являются неотъемлемой частью концепции «Русского мира», которая сегодня выдвигается на первый план в российской внешней политике. Изначально задуманная как культурная и политически нейтральная концепция, которая способна объединить всех, кому близка российская культура и кто «сопереживает судьбе России» [1], в 2014 году она претерпела радикальную трансформацию и стала частью большой международной политики. В ходе присоединения Крымского полуострова к Российской Федерации, концепция Русского мира впервые была представлена мировому сообществу в качестве идейного обоснования защиты Россией русскоязычного населения за пределами ее территории и соответствующих внешнеполитических действий Кремля (М. Лярюэль [7], Н. Петро [8], Ф. Лукьянов и И.Зевелев [2], А. Бочаров [4]).

Политизация и секьюритизация концепции «Русского мира» не осталась незамеченной руководством прибалтийских государств. Выразителем страхов, которые породила обновленная версия концепции «Русского мира», стал фильм BBC «Третья мировая война: в командном пункте» [10]. По сценарию данного фильма, причиной полномасштабной мировой войны становятся беспорядки в восточной части Латвии, спровоцированные русскоязычными сепаратистами, которым оказывает поддержку российское правительство. Очевидно, что крымский урок был усвоен прибалтийскими государствами на «отлично». Зарубежные партнеры стали воспринимать концепцию «Русского мира» как опасную внешнеполитическую идеологию России, которой российское руководство намерено обосновывать как защиту своих соотечественников по всему миру, так и вмешательство во внутренние дела других государств.

Несомненно, негативный образ агрессивной державы в странах Прибалтики и во всем мире не отвечает внешнеполитическим задачам современной России. В связи с этим, параллельно с активной работой по укреплению своего информационного присутствия и консолидации русскоязычной диаспоры в прибалтийских странах, России необходимо работать на нейтрализацию распространившихся страхов и переориентации своих прибалтийских партнеров на конструктивный взаимовыгодный диалог. Очевидно, что на сегодняшний день сотрудничестве со своими прибалтийскими партнерами Россией еще не задействованы такие инструменты, как «убеждение и позитивная привлекательность», которые автор концепции «мягкой силы» Дж. Най считал ключевыми для достижения успеха на мировой арене в эпоху глобализации.

Список источников и литературы:

1. Батанова О.Н. Русский мир и проблемы его формирования. автореф. дис. ... канд./д-ра полит. наук. Российская Академия государственной службы, Москва. 2009.

2. Бочаров А.В. Потенциал soft power в политическом концепте «Русский мир»: предпосылки и перспективы исследований // Дискурс-Пи Выпуск № 2-3. Том 11. 2014. С. 85-91.

3. Клуб друзей Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова. [Электронный ресурс]. URL: http://gorchakovfund.ru/club/peoples/ (дата обращения 14.05.2019).

4. Мы вытолкнули Украину из Русского мира. Политологи из СВОП о том, как изменилась внешняя политика России после присоединения Крыма. 17.03.2015. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/articles/2015/03/17/crimea/ (дата обращения 11.05.2019).

5. Отчет о деятельности Фонда «Русский мир» за 2014 год. С.8. [Электронный ресурс]. URL: http://russkiymir.ru/fund/report.php (дата обращения 14.05.2019).

6. Grigas A. Legacies, Coercion and Soft Power: Russian Influence in the Baltic States. Chatham House. August 2012.

7. Laruelle M. The “Russian World”. Russian Soft Power and Geopolitical Imagination. Center on Global Interest. May 2015.

8. Petro N. Russia's Orthodox Soft Power. U.S. Global Engagement. March 2015. [Электронный ресурс]. URL: http://www.carnegiecouncil.org/en_US/publications/articles_papers_reports/727/_view/lang=en_US (дата обращения 11.05.2019).

9. Russian Soft Power in the 21st Century. An Examination of Russian Compatriot Policy in Estonia. CSIS. August 2011.

10. World War Three. Inside the War Room. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bbc.co.uk/programmes/b06zw32h (дата обращения 14.05.2019).