Fr Fr

Глава 2. Внутренняя политика и общество

Наталия Лапина Наталия Лапина
1 Ноября 2019

"Реальность или игра воображения: как Франция воспринимается в России"

На картине С. Дали «Постоянство времени» изображены плавящиеся часы – символ скоротечности и нелинейности времени. Внешнеполитические образы, как и время у художника, изменчивы и пластичны. Они создаются под впечатлением сложившихся в прошлом мифов и стереотипов, живут в настоящем и определяют будущее.

Восприятие людьми окружающего их мира, других стран и народов формируется под влиянием многих факторов. Мне уже приходилось писать о том, как в истории России менялись представления о Франции и как к ней относятся простые россияне (см. концевую сноску 1). В этой статье анализируются политические образы Франции, выясняется, как Франция воспринимается российскими элитами и обществом. В статье использованы материалы интервью, проведенных автором с российскими экспертами, в тексте фрагменты интервью выделены курсивом.

Амбивалентность в отношении Франции

В 1960-е годы Франция Ш. де Голля стала для СССР стратегическим партнером, своеобразным «мостом», соединившим запад и восток Европы, а в конце XX столетия взаимодействие двух стран определялось формулой «привилегированного партнерства». В наше время от «привилегированного партнерства» осталось лишь воспоминание, а отношения между двумя странами подверглись самому серьезному испытанию с момента окончания холодной войны.

 Присоединение Крыма к РФ и военные действия на юго-востоке Украины привели к введению ЕС и США антироссийских санкций. Франция санкции поддержала. Международный кризис, вызванный украинскими событиями, усилил в российском обществе ощущение «осажденной крепости». В марте 2015 г. абсолютное большинство россиян (79%) были уверены, что все проблемы, с которыми сталкивается их страна, инспирированы Западом (2). Франция, традиционно воспринимавшаяся гражданами РФ с большой симпатией, впервые была причислена к «враждебным государствам» (3).

В российской политической элите отношение к Франции двойственно. В официальных заявлениях, в ходе межгосударственных встреч связи между РФ и Европой продолжают оцениваться в позитивном ключе. «Мы заинтересованы в сильном Европейском союзе, (…) заинтересованы в реализации мощного потенциала партнерства России и ЕС», – пишет В. В. Путин в статье «Россия и меняющийся мир» (4). Эксперты подчеркивают, что даже в самые сложные моменты не происходило разрыва франко-российских отношений и сторонам «удалось сохранить площадки для дискуссий» (5).

Одновременно существует взгляд на Францию как на страну, которая не играет большой роли в международной политике. В элите, отмечает эксперт, имеются два подхода. Одни считают, что «надо тонко действовать на европейском направлении, находить точки соприкосновения с европейскими странами». Другие полагают, что «незачем заниматься Европой, поскольку главным, соизмеримым партнером России являются США». В условиях международного кризиса вторая позиция взяла верх.

В концепции многополярного мира, которую отстаивает Кремль, выделяются три глобальных центра силы: Китай, США и Россия. Европа в качестве глобального центра не рассматривается. Постпред РФ в Евросоюзе В. А. Чижов категоричен: ЕС «во многих вопросах ориентируется на США», и это «затрудняет наше общение с европейцами» (6). В свою очередь Франция предстает как страна несвободная в выборе своей политики, утратившая суверенитет, «растворяющаяся в глобальном мире». Выступая на семинаре в МГИМО (16.11.2018), представитель МИД РФ Д.Ю. Михайлов в жесткой форме говорил о том, что Франция не может проводить независимую внешнюю и оборонную политику, а на международной арене отстаивает антироссийскую политику, о чем свидетельствуют антироссийские санкции и высылка российских дипломатов в связи с обвинением РФ в так называемом деле об «отравлении» бывшего сотрудника ГРУ (7). В его докладе особо отмечалось, что в 2009 г. Франция вернулась в военные структуры НАТО, что оценивалось как недружественный в отношении РФ шаг (8).

Российское экспертно-аналитическое сообщество в целом разделяет тезис о том, что возможности Франции воздействовать на мировую политику ограничены. При этом представители академических и университетских кругов в своих оценках, как правило, сдержаны и уважительны (9). Идеологи и пропагандисты, напротив, стремятся уязвить французскую сторону, указать Франции на ее «подлинное» место в мире, подчеркивают, что она несамостоятельна в своей политике. Жесткий тон – это зеркальный ответ на антироссийские заявления, которые раздаются с французской стороны.

Отношение к Франции в России колеблется в логике маятника: горячо – холодно, холодно – горячо. В сознании российского политического класса сложились две модели восприятия Франции: Франция – важный международный партнер РФ и Франция – несамостоятельный игрок. В зависимости от внешнеполитической конъюнктуры задействуется нужная модель: в момент сближения – демонстрируются дружеские чувства, реанимируются картины исторического прошлого, когда мы вместе сражались; в момент кризиса активируется образ Франции, слабой страны, которая движется в фарватере США. Есть и третья модель, в отличие от двух первых в ее основе лежат идеологические основания. Ее сторонники – национал-патриоты, выступающие за «особый путь» развития России. Для них Франция, как представитель коллективного Запада является угрозой, носителем «ложных ценностей».

Как в России выбирали французского президента

В российском восприятии Франции соседствуют иллюзии и политическая реальность. Для российской внешней политики 2016 г. стал Годом неоправдавшихся иллюзий. Сначала российские официальные круги с большим энтузиазмом наблюдали за выборами президента США, не скрывая своих симпатий к Д. Трампу. Аналогичная ситуация возникла и в связи с президентскими выборами во Франции.

Ни одно событие в жизни современной Франции в последние годы не комментировалось в российских СМИ с такой эмоциональностью и заинтересованностью, как президентская кампания 2017 г. Главный вопрос, который волновал российских политиков, аналитиков и комментаторов, состоял в том, как в ближайшие пять лет будут складываться отношения между Москвой и Парижем. И это понятно: традиционно российская политическая элита делает ставку на развитие двусторонних отношений с Францией. Российским политикам представлялось, что приход в Елисейский дворец нового президента будет способствовать прорыву внешнеполитической изоляции России, повлияет на отмену антироссийских санкций. В российском информационном пространстве о кандидатах в президенты Франции сообщалось, исходя из их отношения к России. В интерпретации российских СМИ картина президентской кампании выглядела своеобразно: складывалось впечатление, что центральным ее вопросом являются отношения между Францией и РФ.

С начала кампании несомненной симпатией пользовался кандидат от партии «Республиканцы» Ф. Фийон. «Ф. Фийон олицетворяет дух прагматичного и сильного политика. Он истинный сын Франции», - писало ведущее российское внешнеполитическое издание «Международная жизнь» (10). Российские СМИ напоминали, что между В.В. Путиным и Ф. Фийоном сложились хорошие личные отношения, ряд изданий представлял Ф. Фийона как «друга Путина» (11). В информационно-аналитических материалах отмечалось, что политик сдержан в вопросе присоединения Крыма и в случае его избрания дружественные отношения между нашими странами будут восстановлены, а антироссийские санкции сняты. Поражала легковесность суждений как политиков, так и комментаторов, выдававших желаемое за действительность, ведь ни одна страна в одностороннем порядке сделать этого не может. Скандал с Ф. Фийоном стал неприятной неожиданностью для российской элиты.

Другим российским фаворитом президентской гонки стала М. Ле Пен. К руководителю «Национального фронта» (12) в России давно испытывают симпатию. В 2014 г. М. Ле Пен поддержала присоединение Крыма и выступала с критикой антироссийских санкций. Главными достоинствами М. Ле Пен, как следовало из российских публикаций, являлись жесткая позиция в отношении США и Евросоюза, готовность отстаивать национальный суверенитет, стремление развивать дружеские отношения с Россией.

В России лидер НФ привлекает внимание публики, ею интересуются писатели и историки националистического и консервативного толка. В 2015 г. вышла политическая биография М. Ле Пен историка К. Бенедиктова под броским названием «Возвращение Жанны д'Арк». В ней выстраивался привлекательный образ политика. В ходе президентской кампании автор книги отмечал, что в случае избрания его героини станет возможно «создание нового российско-французского союза» (13). Накануне президентских выборов в России появилось движение в поддержку М. Ле Пен. Его инициатором стала активистка национально-патриотического движения М. Катасонова, организовывавшая на улицах Москвы перформансы с портретами «ведущих мировых лидеров» - В.В. Путина, Д. Трампа и М. Ле Пен.

В марте 2017 г. состоялся визит М. Ле Пен в Москву, где она была принята В.В. Путиным. Встреча в Кремле должна была стать, если судить по материалам российских СМИ, одним из ярчайших событий французской президентской кампании. Тем не менее комментарии различались. Кто-то воспринял встречу прямолинейно как откровенное выражение политических симпатий российского руководителя. Более вдумчивые аналитики подчеркивали, что вряд ли в Кремле делают ставку на несистемного политика М. Ле Пен. Сам же В.В.Путин, комментируя этот визит, заявил: «Мы ни в коем случае не хотим влиять на происходящие события [предвыборную кампанию во Франции – Н.Л.], но оставляем за собой право общаться со всеми представителями всех политических сил страны» (14).

В то время как СМИ регулярно сообщали об избирательной кампании лидера НФ, экспертное сообщество трезво оценивало шансы М. Ле Пен и не строило иллюзий по поводу ее возможного избрания. «Победа Ле Пен возможна, но невероятна» (15). В ходе многочисленных круглых столов и семинаров, которые были организованы, в том числе и «Обсерво», отмечалось, что М. Ле Пен не сможет победить, поскольку во втором туре против нее скорее всего выступит «республиканский фронт». Картинка, регулярно транслировавшаяся СМИ, произвела эффект: опрос ВЦИОМ (май 2017) свидетельствовал, что М. Ле Пен является самым узнаваемым в России кандидатом – о ней знали или слышали 71% респондентов, большинство россиян (61%) испытывали к ней симпатию. Чуть больше половины (52%) знали о выбывшем из президентской гонки Ф. Фийоне. О Э. Макроне слышали 60% россиян, но симпатизировали ему лишь 8% опрошенных (16).

На протяжении президентской кампании фигура Э. Макрона мало интересовала российские СМИ. Они писали о нем мало и неохотно. Эксперты невысоко оценивали лидерские качества и шансы Э. Макрона на успех (17). В феврале 2017 г. вспыхнул скандал: основанное Э. Макроном движение «Вперед!» обвинило ряд российских СМИ – информационный канал Sputnik и телевизионный канал RT - в распространении компрометирующих сведений о личной жизни Э. Макрона. Если авторы информационной кампании задумывали «ослабить» Э. Макрона, то они добились обратного эффекта. После истории с российскими СМИ позиции Э. Макрона во Франции укрепились, в этой истории он стал рассматривался как «жертва».

Представляя основных кандидатов на президентский пост во Франции «Комсомольская правда» писала: Макрон – «для России – это самый худший вариант, он выступает за антироссийские санкции, «является представителем сил, которые поддерживают мировой спекулятивный капитал» (18). Критические и даже грубые высказывания в адрес Э. Макрона продолжали раздаваться и после его избрания. Консервативный сайт «Geoполитика» следующим образом комментировал итоги голосования: «Макрон – классическая марионетка глобалистских финансовых элит. Глобалисты пришли открыто к власти» (19). Руководитель Европейского института демократии и сотрудничества (Париж) историк консервативного толка Н. Нарочницкая заявляла о том, что новый президент в глазах французов «не слишком авторитетный лидер» (20), а сенатор от партии власти А. Пушков подчеркивал, что Э. Макрон не является «независимой» фигурой (21).

На другом фланге умеренно-либеральная «Независимая газета» внимательно следила за выборами, анализировала предвыборную программу кандидатов, комментировала вступление нового президента в должность, первые назначения и формирование кабинета министров (22). Либеральные «Ведомости» в своем комментарии к победе Э. Макрона не преминули «уколоть» российское руководство: «В Европе популистская волна столкнулась с антипопулистской. Отныне России придется отложить усилия по расколу Запада и ЕС» (23), – писал на страницах газеты эксперт Московского центра Карнеги А. Колесников.

Отношения с Россией не находились в центре президентской кампании Э. Макрона. Тем не менее первым государственным деятелем, который был приглашен французским президентом посетить Францию с официальным визитом стал В.В. Путин. Российские СМИ немедленно отреагировали на новую реальность. «Независимая газета» с оптимизмом отмечала, что французский президент известен как профессиональный переговорщик и «может сыграть посредническую роль между Россией и Западом» (24). Было интересно наблюдать, как те же самые СМИ, которые еще совсем недавно говорили о «несамостоятельном» политике, оценили ситуацию. НТВ в итоговой информационно-аналитической программе сообщало, что Э. Макрон заинтересован в этой встрече, поскольку стремится «сделать Францию снова великой». Одновременно подчеркивалось, что и для России перезагрузка отношений с Францией крайне важна (25). За Э. Макроном признавались такие качества как энергичность, готовность «продемонстрировать независимость своей внешней политики» (26).

Визит В.В. Путина во Францию состоялся в конце мая 2017 г. Запомнилась встреча политиков в Версале, где они открыли выставку, посвященную 300-летию поездки Петра I во Францию, и провели совместную пресс-конференцию в самом красивом зале дворца. Однако после Версаля никаких знаковых событий не последовало, а «российско-французские отношения остаются замороженными». Сближения позиций двух стран по центральным вопросам международной политики не происходит: Франция не признала присоединения Крыма и продолжает обвинять РФ в агрессии в отношении Украины. Неприятной неожиданностью для французского истеблишмента стало появление россиян в Центральноафриканской республике, которая традиционно рассматривается как зона французских интересов (27). Тем не менее российские аналитики отмечают, что при Э. Макроне утвердился «новый стиль внешней политики Парижа», что президент энергичен и готов к открытому диалогу (28). Посол Франции в РФ С. Берманн отмечает, что между Э. Макроном и В.В. Путиным установился «доверительный и требовательный диалог» (29). Комментируя сложившуюся ситуацию, бывший министр иностранных дел Франции Ю. Ведрин подчеркивает, что стороны ждут друг от друга готовности к компромиссам (30). Почему же ситуация застыла в «мертвой точке»? Не потому ли, что во внешней политике для РФ французское направление и российское для Франции не являются приоритетными.

Российское общество: сдвиг в настроениях

До сих пор речь шла о том, что внешнеполитические образы меняются под влиянием политической конъюнктуры. Представления о Другом также связаны с процессами, которые происходят внутри страны. В 2014-2017 гг. российское общество было сконцентрировано на внешнеполитической повестке дня. Большинство россиян поддержало присоединение Крыма и внешнеполитический курс российской власти. Со временем «Крымский консенсус» – безоговорочная поддержка населением внешнеполитического курса страны распался. «Имперская картина мира, считает эксперт, хороша для пропаганды, но плоха для жизни».

Переломным стал 2018 год, когда доля россиян, считающих, что источники проблем, с которыми сталкивается Россия, находится в ней самой, стала расти, составив 34%. Российские граждане, полагают социологи, осознали, что «действия российского руководства по повышению международного влияния страны имеют конкретную “цену“» (31). Людям стала понятна связь между падением их уровня жизни, снижением доходов и политикой конфронтации с внешним миром. Начала действовать «усталость от внешнеполитических проблем, желание перейти к внутренним делам» (32). В 2018 г. россияне были озабочены внутренними проблемами – перспективой бедности, нерешенными социальными вопросами.

Кроме этого, на общественные настроения оказали влияние международные события. Летом в России был проведен чемпионат мира по футболу. В ожидании спортивного события мирового масштаба тон российских СМИ в отношении стран Запада смягчился, на первый план вышли темы открытости и гостеприимства. Эти настроения передались россиянам, которые с энтузиазмом встретили гостей. Опрос «Левада-Центра» зафиксировал позитивный тренд в отношении стран Запада: 68% россиян высказывались за расширение связей и сближения с ними (50% в 2015 г.). К нормальным значениям вернулись показатели, связанные с отношением россиян к Франции. В ноябре 2018 г. опрос ФОМ показал, что для 46% россиян Франция – это дружественное государство; большинство опрошенных (63%) говорили о своей симпатии к Франции; 56% хотели бы ее посетить (33).

Заключение

Восприятие Франции в России переменчиво. Оно колеблется в двух плоскостях. На одной Франция рассматривается в качестве влиятельного / невлиятельного субъекта международной политики, на другой - оценивается через призму реальной / «иллюзорной» политики. Уточню, в моем понимании реальная политика – это политика, основанная на рациональном отношении к внешнему миру, ориентированная на поддержание контактов с системными политиками и сдержанное отношение к партнерам. В свою очередь «иллюзорная» политика питается эмоциями и основана на иррациональном восприятии внешнего мира. Крайности сходятся: сторонники тезиса о «несамостоятельности» Франции на международной арене нередко отстаивают принципы «иллюзорной» политики.

За различными позициями стоят разные группы интересов, но это тема самостоятельного исследования. Здесь же отмечу, что амбивалентное отношение к Франции отражает раскол внутри российской элиты в ее отношении к Западу. За политику открытости выступает часть интеллектуальной элиты, а также экономические элиты, интегрированные в глобальные процессы, связанные с международными финансовыми и экономическими организациями. На другом полюсе – элитные группы, заинтересованные в политике изоляционизма и конфронтации с Западом. Они ссылаются на «мировой заговор» против России и во всех невзгодах страны винят внешнего врага. Франция для них – своеобразная антимодель, примеру которой следовать не надо. Эти два лагеря, две системы ценностей – модернизационная и охранительная, ориентированная за открытость и изоляционизм - постоянно сталкиваются и конфликтуют.

Официальная Москва, отмечает британский международник Б. Ло, использует различную тактику в своих отношениях с Францией: от поддержки политической оппозиции до выстраивания отношений с существующей властью (34). В ходе президентской кампании во Франции российская сторона стремилась выдать желаемое за действительность, СМИ открыто поддерживали М. Ле Пен, а глава российского государства принял ее в Кремле. Что это - политический просчет или политико-дипломатическая игра? С высокой долей определенности ответить на этот вопрос сложно. Не будем забывать, что в российском обществе и элите существует национал-патриотическое течение, его сторонники защищают так называемые традиционные ценности и вынашивают планы превращения Москвы в центр мирового консерватизма.

При этом, как только открылось «окно возможностей» и возникла перспектива возобновления диалога, официальная Москва позитивно отреагировала на приглашение со стороны Парижа, продемонстрировав стремление к нормализации отношений. Какое направление возьмет верх в российской политике – реальная или «иллюзорная» политика, сказать сложно.

Существует мнение, что процессы, протекающие в общественном сознании инерционны, а для смены массовых настроений требуется время (35). Мы живем во времена высоких скоростей, когда сдвиги в общественных настроениях происходят стремительно. В разгар украинского кризиса, когда отношение россиян к Западу достигло низшей точки, мною высказывалось предположение, что «враждебность» вряд ли затрагивает глубинные слои массового сознания, а значит не сохранится надолго (36). Это предположение подтвердилось: в 2018 г. отношение россиян к Западу изменилось в положительную сторону. Но, как и в случае с позицией политических элит, остается открытым вопрос: насколько устойчив этот сдвиг настроений и не произойдет ли новый откат? Об одном можно сказать с уверенностью, в нынешней ситуации будет непросто предложить обществу новый мобилизационный проект, основанный на доктрине «осажденной крепости» и конфронтации со странами Запада.

Ссылки:

1. Лапина Н.Ю. Франция глазами россиян: история и современность. – Ежегодный доклад Франко-российского центра Обсерво, 2014. – М., 2014. С. 439-449.

2. Российское общество после президентских выборов – 2018: запрос на перемены: Информационно-аналитический доклад Института социологии РАН, М., ИС РАН, 2018. С. 47.

3. Отношение России к Западу за последний год резко ухудшилось / Информационно-аналит. служба «Русская народная линия». – 2015. – 29.01.

4. Путин В.В. Россия и меняющийся мир // Московские новости. М., 2018. – 27.02.

5. Эксперт: для развития отношений России и Франции есть фундамент // https://ria.ru/20180406/1518081832.html (06.04.2018).

6. Известия. М., 2018. 27 декабря. С. 1.

7. Новая конфигурация международных отношений на пространстве ЕС-Евразия-Азия: взгляд из Франции и России»: франко-российский семинар (МГИМО МИД РФ, 16 ноября 2018 г.)

8. Следует отметить, что в 2009 г., когда произошло возвращение Франции в военную организацию Атлантического союза, это не вызвало серьезной реакции в нашей стране, поскольку между РФ и Францией Н. Саркози в тот момент были хорошие отношения.

9. Зуева К.П., Тимофеев П.П. Внешняя политика президента Франции Э. Макрона: Прагматизм под маской атлантизма? // Мировая экономика и международные отношения. М., 2018. №12. С. 83-91.

10. Артамонов А. Франсуа Фийон олицетворяет дух прагматичного и сильного политика // https://interaffairs.ru/news/show/16532 (07.12.2016).

11. Новая газета. М., 21 ноября 2016.

12. В 2018 г. переименован в «Национальное объединение» (Rassеmblement national).

13. Взгляд. Деловая газета. М. 12 ноября 2015.

14. Путин принял Ле Пен в Кремле и обещал не вмешиваться в выборы во Франции Подробнее на РБК:  http://www.rbc.ru/politics/24/03/2017/58d4fe889a7947d591ff587a (24.03.2017). 

15. Бунин И.М. Победа Ле Пен возможна, но невероятна // http://www.rosbalt.ru/world/2017/02/28/1595035.html (28.02.2017).

16. Большинство россиян поддерживают Ле Пен как кандидата в президенты Франции // https://ria.ru/society/20170502/1493455892.html (08.04.2017).

17. Независимая газ. – М., 28 февр. 2017.

18. Президентские выборы во Франции-2017: «США сделали из Европы проходной двор – Ле Пен это исправит!» // http://www.kp.ru/daily/26670.5/3692053/ (23.04.2017).

19. Выборы президента Франции: основные итоги // https://www.geopolitica.ru/agenda/vybory-prezidenta-francii-osnovnye-itogi (08.05.2017).

20. Франция после выборов: чего ждут от «президента из ниоткуда»: Программа ТВЦ «В центре событий». – http://www.tvc.ru/news/show/id/115734 (12.05.2017).

21. Педанов Е.А. Пушков назвал Эм. Макрона преемником прежнего курса. – Международная жизнь. М., 2017 // https://interaffairs.ru/news/show/17423 (25.04.2017).

22. НГ-Дипкурьер: приложение к «Независимой газете». – М., 2017. 15 мая. С.9-10; Независимая газ. М., 2017. 17 мая.

23. Ведомости. М., 2017. 10 мая. С.7.

24. Независимая газ. М., 2017. 29 мая. С. 1, 6.

25. Макрон vs Путин: Новый президент Франции исправляет ошибки Олланда: НТВ/ http://www.ntv.ru/novosti/1812119 (28.05.2017).

26. Известия. – М., 2017. 29 мая.

27. Интервью А. Дюбьена с И. Факон. - http://obsfr.ru/aktualnyi-kommentarii/aktualnyi-kommentarii-podrobno/article/intervju-izabel-fakon-na-fr-jaz-audio.html (2.03.2019).

28. Зуева К.П., Тимофеев П.П. См. выше: С. 87-88.

29. Берманн С. Выступление в Библиотеке иностранной литературы (Москва, 30 окт. 2018, архив автора).

30. Ведрин Ю. Доклад на семинаре «Вызовы и возможности в отношениях России и Франции», Российский совет по международным делам (5 февр. 2018, архив автора).

31. Российское общество после президентских выборов – 2018. См выше: С.47, 52.

32. Отношение россиян к Западу резко улучшилось: Опрос Левада-Центра. https://www.levada.ru/2018/08/03/otnoshenie-rossiyan-k-zapadu-rezko-uluchshilos/ (3.08.2018).

33. Опрос ФОМ // https://fom.ru/infografika/14139 (27.11.2018).

34. Ло Б. «У нас новый мировой беспорядок»: интервью Е. Максимова // https://www.currenttime.tv/a/29536480.html (11.10.2018).

35. Борисова А. Политический образ России в восприятии экспертного сообщества ЕС и США // Мировая экономика и международные отношения. М., 2016. №8. С. 63.

36. Лапина Н.Ю. Франция: взгляд из России // Актуальные проблемы Европы. М., 2016. №2. С. 60.