Fr Fr

Глава 3. Экономика

Евгений Гавриленков Евгений Гавриленков
1 Ноября 2019

"Российский банковский сектор - эволюция и вызовы"

Несмотря на то, что в российском банковском секторе по-прежнему доминируют несколько крупных государственных банков, таких как Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, за последние пять лет банковский сектор претерпел существенные изменения, причем порой весьма неоднозначного характера. Из зарубежных банков в десятку крупнейших российских банков в начале 2019 года входил только Юникредит банк, а Райффайзен банк занимал одиннадцатую позицию. По состоянию на март 2019 года активы Сбербанка (крупнейшего российского банка) более чем вдвое превышали активы ВТБ, второго самого крупного российского банка, а активы Юникредит банка были примерно раз в двадцать меньше активов Сбербанка.  

С одной стороны, по данным Банка России, совокупные активы банковского сектора с начала 2014 года значительно увеличились - с 57.4 трлн. руб. (78.5% ВВП) до 94.1 трлн. руб. (90.8% ВВП) по состоянию на 01.01.2019. Однако, с другой стороны, собственные средства банковского сектора (капитал) за этот же период выросли не столь существенно – с 7.1 трлн. руб. (9.7% ВВП) до 10.3 трлн. руб. (9.9% ВВП). Примечательно, что в процентном отношении к ВВП активы достигли пика в конце в 2016-2017 гг., после чего на фоне более умеренного, чем ранее роста в номинальных значениях, обозначилось снижение показателей в процентах к ВВП. 

Столь же умеренно в процентном отношении к ВВП за пять лет увеличились и кредиты банков населению и нефинансовым организациям – с 44.4% в ВВП на начало 2014 года, до 46.6% ВВП на начало 2019 года. Однако, по данным ЦБ, доля банковских кредитов в финансировании инвестиций в основной капитал с 2019 по 2018 годы изменилась мало – с 10.0% до 10.8% ВВП. Общий же объем этих кредитов на начало 2019 года лишь незначительно превысил 1.4 трлн. рублей. Более быстрыми темпами росли такие активы банков, как вложения в ценные бумаги, которые увеличились за указанный выше период с 7.8 трлн. рублей до 13.1 трлн. рублей. Эти данные показывают, что кредитное финансирование инвестиций в основной капитал, по-прежнему, является отнюдь не основным бизнесом банковского сектора. Однако, в силу того, что общий объем кредитов, предоставленных банками нефинансовым предприятиям, на начало 2019 года достиг почти 48.3 трлн рублей (составив 51.3% от совокупных активов банков), и эти кредиты, которые были использованы компаниями на различные нужды, способствовали увеличению финансовых возможностей корпоративного сектора в том смысле, что более значительная часть прибыли могла быть направлена на инвестиции. Таким образом, косвенным образом, расширение кредитования банками нефинансового сектора на нужды, не относящиеся напрямую к категории инвестиций, косвенным образом оказывало и поддержку инвестициям в основной капитал. 

Помимо отмеченной выше высокой концентрации банковского капитала и банковских активов у нескольких крупнейших государственных банков, можно отметить, что более половины действующих кредитных организаций зарегистрированы в Москве и Московской области. Всего же в России на 1 февраля 2019 года было зарегистрировано 878 кредитных организаций, из которых действующих было 479. У остальных банковская лицензия была отозвана. По состоянию же на начало 2017 года число зарегистрированных кредитных организаций было существенно выше (975), из которых действующих было 623. Таким образом, проводимая Центральным банком «чистка банковского сектора» приводит к тому, что влияние государственных банков на экономику страны увеличивается, и банковский капитал продолжает концентрироваться в госсекторе. Неудивительно, что по данным ЦБ доля активов первых пяти крупнейших российских банков в общем объеме активов банковского сектора на начало февраля 2019 года составила 61.5%, в то время как в начале 2017 года эта доля находилась на уровне 55.3%. В начале 2019 года доля активов двадцати крупнейших российских банков достигла 82%. 

Помимо чисто регуляторных причин, таких как ужесточение регулирования и повышение требований к банкам, количество действующих кредитных организаций довольно быстро уменьшается и вследствие того, что, начиная с 2015, Центральный банк кардинальным образом поменял свою денежно-кредитную политику. Если в 2013-2014 гг. (а также и ранее) ключевая ставка была существенно ниже инфляции, т.е. удерживалась на отрицательном в реальном выражении уровне, то после обвала курса рубля в конце 2014 года и масштабного сокращения золотовалютных резервов, ЦБ от крайне мягкой политики перешел к крайне жесткому ее варианту, резко подняв ключевую ставку. С тех пор ключевая ставка удерживается на уровне, который существенно превышает темпы инфляции (примерно на 250-500 базисных пунктов). 

Кроме того, в 2013-2014 гг. ЦБ активно рефинансировал банки, причем не только под залог ценных бумаг, но и под залог нерыночных активов (как правило на относительно длительные сроки). Такого рода рефинансирование ЦБ банков под отрицательную реальную ставку создавало весьма комфортные условия для разного рода спекулятивных действий - таких как, чрезмерно рискованные операции на рынке облигаций и на валютном рынке. В результате, в этот период балансы многих банков оказались искусственно раздуты, и после резкого ужесточения Центральным банком свой политики с 2015 года и последовавшего снижения инфляции, у многих финансовых организаций объективно стали возникать проблемы. Действительно, при снижении темпов инфляции и на фоне весьма вялых темпов экономического роста (и даже рецессии в 2015 году) динамика роста активов банковского сектора резко затормозилась, в то время как принятые ранее обязательства оказались чрезмерно рискованными и дорогими (частности, это относится к обязательствам в валюте, рублевый эквивалент которых резко вырос, после того как курс рубля понизился). Неудивительно, что после 2015 года динамика прироста активов банковского сектора в целом существенно замедлилась, замедлилась также и динамика пророста собственных средств банков (капитала). Даже в сложные 2009-2010 годы эти показатели в среднем увеличивались чуть более высокими темпами. 

Упомянутое выше резкое ужесточение денежно-кредитной политики и перенос Центральным банком реальной ключевой ставки из области отрицательных значений в положительную полуплоскость стало одной из причин той эволюции российского банковского сектора, о которой речь шла выше. Как видно из приведенного выше рисунка, в 2018 году динамика прироста капитала банковского сектора а также его активов несколько восстановилась, и в значительной мере это стало следствием того, что Минфин активизировал пополнение своих международных резервов в соответствии с концепцией бюджетного правила (покупка валюты на рынке после длительного перерыва был возобновлена во втором квартале 2017 года в весьма небольших объемах, и эти покупки постепенно стали более регулярными и масштабными). Такого рода интервенции добавили рублевой ликвидности в банковскую систему, что несколько компенсировало жесткость процентной политики ЦБ и оказало поддержку банковскому сектору. Стоимость заимствований для банков на денежном рынке понизилась и со второго квартала 2017 года по начало 2019 года ставка денежного рынка RUONIA удерживалась на уровне ниже ключевой ставки. С начала же 2019 года по середину апреля общий объем таких интервенций добавил в банковскую систему примерно 1 трлн. рублей. 

Хотя покупки валюты покупки валюты Минфином на рынке и оказали поддержку банковскому сектору, идея наращивания государством чистых заимствований на внутреннем рынке при значительном профиците бюджета, который ожидается в 2019 году, может создать для банков новые проблемы. Уже в конце первого квартала стало видно, что существенное увеличение заимствований Минфином подвинуло кривую доходности ОФЗ вверх. Одновременно пошли вверх и ставки денежного рынка (та же RUONIA, например). Причем, произошло это на фоне довольно быстрого торможения инфляции. Продолжение этих тенденций может вновь осложнить положение дел в банковском секторе, и наиболее естественным выходом из такой ситуации должно стать значимое снижение ключевой ставки.