Fr Fr

"3 вопроса" на тему "Военное обострение в Нагорном Карабахе"

Жан Радвани Жан Радвани
29 Сентября 2020

Жан Радвани, почетный профессор Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO), член Научного совета Центра Обсерво

1. Было ли военное обострение в Нагорном Карабахе предсказуемым, или же оно стало неожиданностью?

К сожалению, новое военное обострение было предсказуемым, так как до этого на протяжении нескольких месяцев стороны постоянно обменивались воинственными заявлениями. После столкновений в апреле 2016 года смертельные перестрелки имели место в июле 2020-го. Совсем недавно президент Азербайджана Ильхам Алиев дал решительный ответ премьер-министру Армении Николу Пашиняну, который заявил, что Арцах (армянское название Нагорного Карабаха) – это армянская земля, и точка, тем самым вызвав волнения в обеих странах. По словам Алиева, это сводит на нет саму идею переговоров, и для возвращения контроля над оккупированными территориями Баку не оставалось ничего иного, кроме военного сценария. Напомним, что вооруженные силы Армении контролируют ряд территорий, которые до 1991 года никогда не относились к Нагорно-Карабахской автономной области.   

2. Существует ли риск региональной эскалации этого конфликта?

Его невозможно полностью исключить, принимая во внимание региональный разрез этого конфликта, который длится уже более 30 лет. Каждая из сторон, а также их соседей и союзников имеет собственную повестку. Пашинян хотел бы усилить экономический и политический контроль над Карабахом, который на протяжении уже нескольких лет существенно влияет на ситуацию в Армении: целый ряд руководителей непризнанной республики заняли ключевые посты в Ереване. Алиев же стремится силовым методом вернуть все территории, потерянные в 1994 году (в ходе заключения договоренности о прекращении огня), или хотя бы их часть, чтобы вернуться к потенциально возможным переговорам с сильной позицией. Турция всегда поддерживала Баку в этом конфликте, и Эрдоган, кажется, намерен использовать его как новый элемент патриотической мобилизации. Проект большого пантюркистского пространства всегда соблазнял турецкие националистические элиты, а азербайджанская территория – ключевой элемент в его составе. Недавние заявления Эрдогана, который предлагает Баку активную военную помощь Анкары, вызывают тем большую озабоченность, что турецкое вмешательство, безусловно, спровоцирует ответ со стороны России. Армения, как и Россия, входит в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ, подписан в 2002 году), задачей которой является обеспечение защиты страны – участницы договора в случае иностранного военного вмешательства.

3. Какую роль может сыграть Россия в текущем кризисе?

До этого эскалация, к счастью, пока еще не дошла, однако Москва находится в деликатном положении. Россия, наряду с Францией и США, является сопредседателем Минской группы, которая с 1992 года в рамках ОБСЕ занимается поиском дипломатического решения данного конфликта. Баку уже давно критикует ее неэффективность, а также роль Москвы, заключившей договоры о дружбе и сотрудничестве с обеими конфликтующими сторонами и поставляющей им оружие. Безусловно, не является случайностью то, что министр обороны РФ Сергей Шойгу 25 сентября посетил Баку, где провел встречи с президентом Азербайджана, министром обороны и начальником Генштаба. Алиев, по всей видимости, попросил, чтобы Россия предоставила Азербайджану новейшие вооружения того же типа, что и Армении, включая истребители Су-30СМ, а Москва, скорее всего, ответила отказом.

В этих условиях Кремлю трудно последовательно занимать нейтральную позицию в конфликте, и существует большой риск того, что его призывы к возобновлению переговоров не будут услышаны. Драма заключается в том, что на протяжении уже нескольких лет ни одно из двух правительств по-настоящему не занимается подготовкой общественного мнения в своей стране к реальным компромиссам, которые открыли бы путь к дипломатическому решению. Ситуация зашла в военный тупик, и подобные конфликты весьма напрасно называют замороженными.

Последние блоги