Fr Fr

"3 вопроса" на тему "Ситуация в российской экономике: вызовы и перспективы"

Евгений Гавриленков Евгений Гавриленков
15 Января 2021
Евгений Гавриленков, партнер в GKEM Analytica, главный редактор «Экономического журнала ВШЭ», член Научного совета Франко-российского аналитического центра Обсерво.

1. Как Вы оцениваете антикризисные меры и план восстановления экономики, принятые правительством в прошлом году?

С учетом того, что, судя по всему, в 2020 году снижение российского ВВП должно быть умеренным по сравнению со многими странами Европы, можно говорить о том, что принятые меры оказались достаточными, хотя в сравнении со многими теми же европейскими странами их масштаб в России был относительно невелик. За первые девять месяцев прошлого года ВВП России сократился, по оценке, на 3,4% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, а по итогам 2020 года в целом снижение может составить лишь около трех процентов (или чуть более). Судя по всему, в четвертом квартале экономическая ситуация в стране продолжала постепенно улучшаться. По данным Росстата, выпуск пяти базовых отраслей (промышленности, сельского хозяйства, торговли, транспорта, строительства) в январе-ноябре и в ноябре снизился по сравнению с аналогичными периодами 2019 года на 3,0% и 2,3% соответственно.

Показательно, что во втором полугодии Росстат каждый месяц пересматривал в сторону повышения те или иные статистические показатели, которые были опубликованы месяцем ранее. Поэтому после всех будущих пересмотров статистики итоговый спад может составить даже менее 3%. Также существенным представляется то, что порядка одного процента этого спада приходится на добывающие отрасли, в частности на добычу нефти, поскольку в рамках соглашения ОПЕК+ Россия взяла на себя обязательства по соответствующему сокращению объемов добычи. Иными словами, в не-нефтяной части экономики спад существенно меньше.
"...Уже по итогам 2020 года можно ожидать, что в ценовом выражении объем экспорта сельскохозяйственной продукции будет сопоставим с объемом экспорта газа (включая сжиженный газ)..."
В целом, на фоне относительно небольшого спада ВВП, Россия должна закончить 2020 год с умеренным дефицитом бюджета (менее 3% ВВП), количественно сопоставимым с ожидаемым снижением ВВП, и, несмотря на значительное снижение среднегодовой цены нефти, профицитным счетом текущих операций. В итоге и экономическая динамика, и ситуация с бюджетом, и платежный баланс оказываются существенно лучше летних ожиданий Правительства и Центрального банка.

При этом, однако, однозначно говорить о том, что сравнительно неплохие результаты 2020 года обусловлены исключительно предпринятыми властями финансовыми мерами, представляется не совсем корректным, поскольку, несмотря на то что Правительство для поддержки экономики решило увеличить в 2020 году расходы федерального бюджета на три триллиона рублей по сравнению с изначально запланированными, доведя их до 22,6 триллионов рублей, по итогам года, по словам министра финансов А. Силуанова, около одного триллиона рублей Минфин потратить не успел.

Показательно, что за первые девять месяцев было потрачено примерно три четверти (75,6%) изначально утвержденных в конце 2019 года расходов, т.е. фактически финансирование бюджетных расходов в прошлом году шло в соответствии с первоначальным графиком, намеченным до пандемии. Это означает, что в наиболее сложные месяцы второго и третьего квартала значительных объемов дополнительных бюджетных ассигнований экономика в целом не получила. Значительная часть бизнеса решала текущие проблемы преимущественно самостоятельно. Увеличившиеся же расходы бюджета в ноябре-декабре 2020 года окажут влияние на экономику в начале 2021 года.

При этом, однако, надо признать, что определенная поддержка была оказана путем предоставления налоговых каникул, субсидий тем или иным секторам экономики, а также возможности отсрочить обслуживание и погашение некоторых кредитов и т.п., но, судя по всему, происходило это весьма выборочно, поскольку не всех потенциальных получателей помощи могли устроить условия, на которых власти были готовы ее предоставить.

Надо также учитывать, что российские власти не вводили в течение года столь же жестких и длительных ограничений, как некоторые правительства европейских стран. И причина этого совершенно ясна – унифицированные ограничения на территории весьма большой по площади страны с существенно различающимися по регионам показателями плотности населения вряд ли имели смысл в принципе. В итоге между федеральными и региональными властями, а также хозяйствующими субъектами был найден некий временный баланс интересов, что и позволило экономике закончить год с умеренным спадом ВВП и не слишком масштабным дефицитом бюджета.

В этой связи можно добавить, что доля малого и среднего бизнеса в российской экономике весьма мала – в среднем порядка 20,5% в 2018-2019 годах. Не исключено, что в 2020 году эта доля опустилась существенно ниже 20%. Именно малому и среднему бизнесу поддержка была бы полезна, поскольку крупные компании, как правило, имеют достаточно большой запас финансовой прочности. Т.е. небольшая доля малого и среднего бизнеса в экономике предопределила то, что Правительству удалось проводить и в непростом 2020 году весьма консервативную бюджетную политику.

2. С какими вызовами придется столкнуться российской экономике в 2021 году?

В силу эффекта базы можно ожидать, что во втором квартале годовой рост ВВП станет положительным и особенно наглядно это будет видно на примере добывающих отраслей. Можно также ожидать статистически значимых темпов роста в обрабатывающей промышленности, динамика которой в 2020 году окажется близкой к нулю. В силу эффекта базы во втором и третьем кварталах текущего года будет наблюдаться весьма значительный рост в секторе услуг. Вместе с тем следует ожидать меньшего вклада в экономический рост со стороны бюджета, расходы которого с учетом перенесенного с прошлого года триллиона рублей окажутся примерно равными прошлогодним, т.е. сократятся в реальном выражении.

Устойчиво высоких же темпов роста экономики в последующие годы ожидать было бы преждевременным. Россия и в 2020 году, и в предыдущие сложные годы, например в 2015-2016 годах, продемонстрировала достаточно неплохие способности адаптироваться и к резкому снижению цен на энергоносители, и к санкциям. Так, в 2015 году спад ВВП составил всего 2%, а в 2016 году экономика перешла к росту, однако его темпы были невысокими. Не слишком ускорились они и в 2017 году, когда ВВП вырос на 1,8%, т.е. так же как в 2013 году, когда цены на нефть были вдвое выше. В связи с этим можно говорить, что цена нефти не является определяющим фактором для российской экономики.

Для обеспечения более высоких и устойчивых темпов экономического роста важнее регуляторная среда, которая, судя по всему, оказывается не слишком благоприятной для малого и среднего бизнеса, являющегося менее капиталоемким и динамичным. Эту проблему России придется рано или поздно решать, если страна хочет достичь более высоких темпов экономического роста.

3. Каких изменений в российской экономике следует ожидать в более долгосрочной перспективе? 

Представляется, что в ближайшие годы в экономике будут доминировать крупные компании, реализовываться намеченные государством проекты в авиации, судостроении, информационных технологиях. Устойчивого роста можно ожидать и в сельском хозяйстве, которое будет плавно наращивать объемы экспорта, причем не только зернового. Уже по итогам 2020 года можно ожидать, что в ценовом выражении объем экспорта сельскохозяйственной продукции будет сопоставим с объемом экспорта газа (включая сжиженный газ).  
Последние блоги