Fr Fr

"3 вопроса" на тему "Развитие российского АПК на современном этапе"

Сизов Андрей Сизов Андрей
4 Марта 2021
Андрей Сизов, директор Аналитического центра «СовЭкон»

1. Что можно сказать об основных параметрах российского АПК на современном этапе (экспорт, импорт, потенциал отдельных секторов)? Насколько российский АПК привлекателен для инвесторов?

2020 год стал рекордным для российского АПК с точки зрения экспорта. Было вывезено продукции примерно на 30 млрд долларов. Это прирост около 20% по сравнению с 2019 годом. Россия в 2020 году впервые в своей истории стала нетто-экспортером продовольствия (то есть вывезла продукции больше, чем завезла). Если оценивать объем экспорта российского АПК, то для сравнения у Франции он составляет примерно 80 млрд долларов в год, у Бразилии – 95 млрд, у США – 140 млрд. Так что расти есть куда.

Основные позиции остались примерно те ми же: номер один – зерно, номер два – рыба, номер три – растительные масла, шроты и масличные. Вся остальная продукция идет в плане экспорта с большим отрывом. На рынке зерна и, соответственно, пшеницы главный конкурент России – Франция, следующий конкурент – Украина, затем все остальные идут с большим отрывом.

Импорт продукции АПК за последние 10 лет прилично сократился, особенно резко в 2014-2015 годах на фоне стремительной девальвации. В целом эта тенденция связана с тем, что внутреннее производство активно растет, а внутренний рынок не растет и даже снижается, так как, к сожалению, который год падают доходы населения. Доля импорта все меньше, и расти на замещении импорта все сложнее. Пока остается высокой доля импорта по овощам и фруктам, а также молоку. Так что эти сектора в среднесрочной перспективе, вероятно, продолжат довольно активно расти на замещении еще остающегося импорта.

Для инвесторов наиболее интересными отраслями российского АПК потенциально являются зерно и масличные. Россия показала, что может быть сверхконкурентоспособной, несмотря на большие расстояния, высокие инфраструктурные расходы и отсутствие господдержки именно этого сектора (растениеводства). Очень дешева по мировым меркам сельхозземля. Однако проблемой является совершенно непредсказуемое госрегулирование.

Могут быть интересны инвесторам в среднесрочной перспективе животноводческие проекты с экспортным потенциалом. Россия довольно активно наращивает экспорт животноводческой продукции (мясо, птица), и думаю, что в ближайшее время это продолжится, в том числе благодаря недавно введенным пошлинам на зерно, основным бенефициаром которых станут животноводы.

С 2014 года доля транснациональных компаний в экспорте российского зерна упала в разы. Из самых крупных мировых игроков полностью ушла CHS, резко сократился масштаб операций Bunge. Не думаю, что с тех пор сформировались условия для массового притока иностранных инвестиций, тем более западноевропейских, что связано с общестрановым риском вложений в Россию. Если инвестиции и будут, то в первую очередь из Азии (Китай, Сингапур, страны Персидского залива).

2. Как Вы оцениваете меры правительства, направленные на поддержку / сдерживание АПК?

Сельское хозяйство пока остается одним из немногих растущих секторов российской экономики. В 2020 году оно прибавило 1,5%, что на фоне падения ВВП на 3,1% не так уж плохо. Есть популярное мнение, что этот рост происходит благодаря господдержке. Это, конечно, не совсем так, а местами совсем не так. Российский аграрный бюджет довольно скромен, постоянно уменьшается и на 2021 год оценивается примерно в 260 млрд рублей. С точки зрения размера российской экономики это очень небольшая сумма.

Более того, в последнее время мы видим довольно существенные изъятия, причем в том секторе, который до последнего времени демонстрировал самый впечатляющий рост, а именно в растениеводстве. В 2021 году введены экспортные пошлины на масличные (пока временные), а также на все основные зерновые культуры (станут постоянными со 2 июня, бессрочно), на которые приходится 90% российского урожая. Пошлины беспрецедентные: таких изъятий нигде в мире больше нет, а Европа до недавнего времени вообще субсидировала свой аграрный экспорт. Российские пошлины даже более жесткие, чем в Аргентине, которая многие годы забирает деньги своих фермеров под лозунгом защиты внутреннего рынка и решает таким образом разные фискальные вопросы.

В России планируется брать 70% от разницы между экспортной ценой пшеницы и 200 долларов за тонну. Если смотреть на ситуацию в историческом разрезе, то и в России таких изъятий до сих пор еще никогда не было. 30 с небольшим лет назад Россия являлась крупнейшим импортером зерна, а 20 лет назад еще не стала игроком на мировом зерновом рынке. В последующий период можно отметить полный запрет экспорта с августа 2010 года до конца сезона и другие кратковременные запреты, а также плавающие пошлины в сезоны 2014-2015-го и 2015-2016 года – не столь жесткие и носившие временный характер. Кроме того, цены на зерно тогда не росли.

Власти обещают частично вернуть в сектор изъятые средства. Однако проблема в том, что в лучшем случае в сектор вернутся несколько десятков процентов от изъятых средств. Цены на рынке упали ниже экспортного паритета на размер пошлины. Часть этих потерь попадет в бюджет в виде таможенных сборов от экспорта. Существенно большая часть потерь – это экономия покупателей зерна на внутреннем рынке от того, что они покупают его по заниженным ценам. А это никто возмещать не будет. Например, в текущий сезон из тех средств, которые недополучит фермер, только 20% пойдет государству в виде пошлин, которые в теории вернут чиновникам на перераспределение, а 80% – это трансфер в пользу потребляющих отраслей (животноводы, мукомолы).

С учетом того, что мы, вероятно, видим в мире новый цикл роста цен на всех товарных рынках, включая сельхозрынки, очень активно дорожают и материально-технические ресурсы (удобрения, средства защиты растений, техника). Рост мировых цен – важный фактор еще и потому, что, не будь его, российский сельхозпроизводитель, может быть, и не подпал бы под эту пошлину, никаких изъятий бы не было и он мог бы относительно спокойно и дальше конкурировать с фермерами из других стран. И когда российский фермер оказывается зажат в ножницы растущей из-за дорожающих материально-технических ресурсов себестоимости и «отрегулированных» цен, это означает, что маржа у него моментально испарится, и уже в 2022 году ситуация с урожаем может очень сильно поменяться.

В целом, пока будут сохраняться такие пошлины, никакого роста в российском растениеводстве ожидать не следует, да и в целом мы увидим серьезнейшее ухудшение динамики сельского хозяйства, так как на растениеводство приходится примерно половина сельхозпроизводства.

Конечный потребитель, под лозунгом защиты которого и вводятся эти пошлины, по большому счету ничего не заметит. Ключевым фактором для продовольственной инфляции в стране являются не цены на зерно или масличные, а общеинфляционные процессы, курс рубля, ставка рефинансирования. Кстати, Аргентина, которая под такими же лозунгами ограничивает экспорт сельхозпродукции который десяток лет, ощутимых успехов в борьбе с инфляцией не добилась. Продовольственная инфляция в последние месяцы составляет около 40% в годовом выражении.

3. Является ли нехватка портовых мощностей еще одним препятствием для экспорта зерна?

В сезон 2017-2018 года, когда Россия собрала рекордный урожай, мощностей действительно не хватало. В теории, если бы к тому времени не оказались испорчены отношения с Украиной, можно было бы использовать украинские порты, как это делалось в прошлом. Но этого не произошло, и часть зерна тогда, действительно, оказалась недовывезенной.

Вместе с тем наращивание мощностей идет постоянно, так что этот фактор не является серьезным препятствием для экспорта. 
"В теории Россия уже сейчас может вывозит около 60 млн т, что на десятки процентов превышает экспорт в текущем сезоне".
С учетом новых пошлин инвесторы, конечно, начнут массово замораживать новые проекты терминалов. Это создает слишком высокие риски, тем более для инфраструктурных проектов, которые могут довольно долго окупаться и для которых вдвойне нужны понятные долгосрочные правила игры. 
Последние блоги