Fr Fr

Рубрика "Новый взгляд" – Выпуск №4 "«Феномен Земмура»: новый фактор президентской гонки во Франции"

Чихачев Алексей Чихачев Алексей
17 Ноября 2021
Предлагаем Вашему вниманию четвертую статью рубрики «Новый взгляд». Здесь в свободном доступе мы размещаем статьи молодых российских исследователей о Франции.

Четвертый выпуск подготовил Алексей Юрьевич Чихачев – кандидат политических наук, ассистент Кафедры европейских исследований Факультета международных отношений СПбГУ, эксперт РСМД и Клуба «Валдай».

Приглашаем молодых исследователей (аспирантов, соискателей, младших научных сотрудников), занимающихся политическими, экономическими, социологическими, региональными или культурологическими проблемами Франции, связаться с нами по адресу: daria.frantz@ccifr.ru (просим приложить краткую справку о себе и примеры опубликованных статей).

Выпуск №4 "«Феномен Земмура»: новый фактор президентской гонки во Франции"

Французская политическая жизнь вступает в очередной избирательный цикл – до первого тура президентских выборов 2022 г. остается менее полугода. Социологические опросы долгое время показывали, что сценарий кампании должен был полностью повторить события 2017 г. c выходом во второй тур Эммануэля Макрона и Марин Ле Пен и, соответственно, победой нынешнего главы государства. Однако неожиданным поворотом предвыборной гонки стало возможное участие в ней крайне правого публициста Эрика Земмура, чей рейтинг к ноябрю 2021 г. вырос до 16-18% (концевая сноска 1). Хотя в настоящий момент перспектива его реального прихода к власти оценивается экспертами весьма невысоко, сам по себе рост популярности подобной фигуры свидетельствует о существенных противоречиях во французском обществе. В настоящей статье исследуются основные предпосылки появления «феномена Земмура», наиболее значимые программные установки, звучащие в заявлениях нового кандидата, и тот эффект, который может оказать его выдвижение на дальнейший ход событий.

Элементы контекста

Как показали последние президентские кампании, на настроениях французских избирателей неизбежно сказывается общий контекст и итоги завершающегося мандата. В 2012 г. Ф. Олланд пришел к победе на волне требований социальной справедливости, озвучивавшихся гражданами после финансового кризиса 2008 г., а также недовольства персоналистским стилем правления Н. Саркози. Пять лет спустя Э. Макрон удачно обыграл общественный запрос на комплексное обновление всех сфер жизни, представив себя в качестве политика, не вписывающегося в старые схемы. Так и сегодня к взлету популярности Э. Земмура приводит подходящий для этого фон – разнообразные кризисные тенденции, с которыми столкнулась Франция в 2017-2021 гг.

Во-первых, не встретила единодушия программа социально-экономических реформ, запущенная Э. Макроном с первых же недель у власти. Либерализация рынка труда, коррективы в налоговое законодательство и социальное страхование, преобразования в госаппарате, пенсионной системе, железнодорожном секторе и т.д. имели половинчатый или незавершенный характер, предоставляя выгоды одним категориям граждан (чаще всего – наиболее обеспеченным) и ухудшая положение других (среднего класса и малообеспеченных) (концевая сноска 2). Глава государства рассчитывал перестроить в неолиберальном ключе французскую модель управления с ее раздутым социальным блоком, за что долго не брались его предшественники. Между тем такая политика естественным образом была воспринята пострадавшей частью общества как наступление на ее давние права, а выбранная методология действий – с акцентом на скорость и односторонность решений, а не широкие дискуссии – вызывала лишь дополнительное раздражение. Из-за этого за Э. Макроном быстро закрепился имидж «президента богатых», якобы отстранившегося от нужд простых людей. Столь нелестное реноме можно было бы оправдать улучшением макроэкономических показателей, но вследствие коронакризиса многие из них так и остались в «красной» зоне (безработица – 8%, госдолг – 115% ВВП, бюджетный дефицит – 8,1% (концевая сноска 3)). Показательной оказалась судьба пенсионной реформы: задуманная как амбициозный план слияния 42 специальных режимов в единую систему при фактическом повышении пенсионного возраста, она была приостановлена на фоне массовых протестов 2019 г., а теперь и вовсе перенесена на следующее пятилетие (концевая сноска 4).

Соответственно, во-вторых, противоречивые реформы действующего руководства углубили социальный раскол, формировавшийся в Пятой республике уже несколько десятилетий, – между «победителями» и «проигравшими» от глобализации. Как пишет российский франковед Н.Ю. Лапина, процессы деиндустриализации, шедшие во Франции с 1980-х гг., привели к фрагментации среднего класса: его верхние слои (управленцы, финансисты, адвокаты и пр.) стали новой городской буржуазией с высокими стандартами потребления, тогда как нижние (служащие, рабочие, представители сферы услуг и «промежуточных профессий») оказались на периферии с нестабильными формами занятости и упавшим уровнем жизни (концевая сноска 5). Пока первые удачно встраивались в глобальный мир и становились главными действующими лицами постиндустриальной экономики, вторые ощущали свою ненужность в собственной стране, недоверие к согражданам и неудовлетворенность всей системой, на что наслаивались поколенческие различия и региональные диспропорции развития. Рано или поздно такая ситуация должна была привести к социальному взрыву, который и произошел в 2018-2019 гг. в виде протестов «желтых жилетов». Сегодня правительство пытается исправить глубинную причину раскола, принимая различные планы реиндустриализации страны (France Relance (концевая сноска 6), France-2030 (концевая сноска 7)), но в полной мере их результаты проявятся еще нескоро.

В-третьих, за время президентства Э. Макрона наблюдалась весьма оригинальная для Пятой республики ситуация – дефицит политического предложения, прежде всего со стороны традиционных партий. С 2017 г. «Республиканцы» и социалисты переживали внутренний кризис, столкнувшись с уходом из политики ряда своих прежних лидеров, размежеванием на мелкие группировки, стремительным сокращением количества членов и даже финансовыми проблемами (концевая сноска 8). Несмотря на определенные успехи на местном уровне (муниципальные и региональные выборы 2020-2021 гг.), ни у тех, ни у других так и не появлялось яркой фигуры, способной предложить связный контрпроект против Э. Макрона в общенациональном масштабе. Левый лагерь, в целом включающий, кроме Соцпартии, «Непокоренную Францию», экологистов, коммунистов и др., погрузился в межпартийные противоречия, тогда как «Республиканцев» справа потеснило «Национальное объединение» М. Ле Пен. Последняя же до известной степени потеряла в глазах протестного электората эффект новизны (для нее начинающаяся президентская гонка 2022 г. будет уже третьей подряд), а продолжающаяся политика по превращению крайне правой партии в более умеренную силу создала риск ухода радикального крыла. Неслучайно протесты «желтых жилетов» имели подчеркнуто внепартийный характер, ведь, говоря словами Е.О. Обичкиной, «состояние политического класса и состояние оппозиции не отвечают социальному запросу, ставя под вопрос систему представительной демократии» (концевая сноска 9).

В-четвертых, немаловажную роль сыграли проблемы и на внешнем контуре. Среди французской общественности не первый год звучат опасения, что на современном этапе Пятая республика стремительно теряет свою внешнеполитическую идентичность: ее международное влияние стало гораздо слабее, чем в годы холодной войны, и найти свое место в разладившемся мире (l’affolement du monde, по выражению Т. Гомара (концевая сноска 10)) становится все сложнее (концевая сноска 11). Вместо голлистско-миттерановской платформы набрала силу атлантистская точка зрения, представители которой считают необходимым отказаться от традиции «особого» геополитического мышления Франции и занять свое место в ряду «средних» держав-союзниц США. Дипломатическая активность Э. Макрона, с виду крайне насыщенная, почти на всех направлениях столкнулась с проблемой нехватки ресурсов и союзников: эксперт Института Монтеня М. Дюкло характерно ставит вопрос о «стратегическом одиночестве» Парижа по итогам последних лет (концевая сноска 12). Внешняя среда приносит Франции все меньше мультипликаторов могущества и все больше вызовов, где наиболее комплексный – миграции, а вслед за ними – коммунитаризм и джихадизм, от исхода борьбы с которыми зависит будущее самой Республики и ее ценностей.

Таким образом, как минимум четыре фактора: неоднозначные реформы действующей власти; глубокий социальный раскол; сбой партийно-политической системы; чувство потери ориентиров в меняющемся мире – привели к возникновению ниши для нового кандидата, который мог бы дать неординарный ответ на сложившееся положение дел. Именно ее, по всей видимости, берется занять Э. Земмур – писатель, колумнист газеты Le Figaro и многолетний участник разнообразных ток-шоу, известный французскому избирателю своими провокационными высказываниями.

Основные идеи и последствия выдвижения

К настоящему моменту предвыборный проект кандидата еще не опубликован в виде целостного документа: по многочисленным выступлениям в прессе начинают прослеживаться лишь его первые контуры. Поэтому программную функцию до известной степени выполняют ранее опубликованные книги Э. Земмура, неизменно становившиеся предметом бурных общественных дискуссий и обвинений автора в антисемитизме, расизме, шовинизме и пр. Так, в работе «Первый пол» (2006 г.) он критиковал слишком активное распространение феминистской повестки во французском обществе, указывая на его губительные социально-экономические последствия и, в конечном итоге, упадок традиционных ценностей. Книга «Французская меланхолия» (2010 г.) использовала параллель между Пятой республикой и Древним Римом: культура и язык Франции, по мнению автора, погибнут от неконтролируемого притока мигрантов так же, как Рим пал под натиском варваров. Во «Французском суициде» (2014 г.) писатель, в частности, критиковал политические элиты, с 1970-х гг. добровольно ослабляющие национальное государство и ради собственного благосостояния жертвующие суверенитетом во всех возможных сферах. Эссе «Французская судьба» (2018 г.) представляло историю страны как череду бесконечных гражданских войн между «государственническим» и «антигосударственническим» лагерями и подчеркивало роль не только Ш. де Голля, но и Ф. Петена в спасении французской цивилизации (и даже евреев) после поражения 1940 г. 
Наконец, в предвыборной книге «Франция не сказала своего последнего слова» (2021 г.) Э. Земмур выразил надежду на грядущее возрождение страны, когда она опять вспомнила бы о своих корнях. То есть с точки зрения лозунгов Э. Земмур продолжает дело Д. Трампа, брекзитеров и Ж.-М. Ле Пена, предлагая «сделать Францию снова великой» и «вернуть контроль», а интеллектуально – восходит к консервативной традиции М. Барреса и Ш. Морраса конца XIX – первой половины XX веков.
Объявляя себя «суверенистом» и «голло-бонапартистом», Э. Земмур выступает за сильное централизованное государство, способное взять свою судьбу в собственные руки. Во внешней политике это означает отказ от тесного союза с США вплоть до повторного выхода из военных структур НАТО, проведение самостоятельной многовекторной политики, включающей более суверенную линию поведения внутри ЕС (но пока не «Фрекзит») и нормализацию отношений с Россией (концевая сноска 13). В экономике – защита интересов национального производителя, например фермеров, пострадавших от санкционного противостояния России и Запада. Но еще более значимая тема в заявлениях Э. Земмура – резкое ограничение миграционных потоков, в котором он видит необходимую меру для защиты французской идентичности. Если М. Ле Пен ныне выступает за выдворение из страны нелегальных мигрантов и потенциальных террористов, то публицист ставит вопрос жестче – о несовместимости Республики и ислама вообще (даже умеренных течений), о необходимости максимально ужесточить политику ассимиляции вплоть до «франсизации» имен приезжих, о защите коренного населения Франции против его искусственного «замещения» инокультурными мигрантами. Среди прочего он предлагает остановить практику воссоединения семей, отказаться от права почвы при получении гражданства, ограничить контакты со странами, откуда в Пятую республику приезжает наибольшее количество преступников, и многое другое.

Весьма парадоксально, что подобные тезисы озвучивает именно Э. Земмур, родившийся во Франции, но сам же происходящий из алжирско-еврейской семьи. Однако правый электорат эта деталь, похоже, не смущает: опросы фиксируют, что за него готовы проголосовать уже 23% избирателей Ф. Фийона в 2017 г. и 28% тогдашних сторонников М. Ле Пен (концевая сноска 14). Постепенно вырисовывается социологический портрет сторонников Э. Земмура: это чаще всего мужчины, католики, старше 50 лет, с уровнем доходов ниже среднего, живущие в небольших городах или сельской местности и разделяющие чувство незащищенности, всестороннего упадка собственной страны (концевая сноска 15), – то есть как раз те люди, которые больше всех пострадали от реформ Э. Макрона и последствий глобализации. В иной ситуации им, вероятно, пришлось бы выбирать из уже известных политических сил, но, справедливо замечает П.П. Тимофеев, «фигура Земмура за счет его дистиллированных крайне правых взглядов, эпатажности и главное – новизны – скорее всего и привлекает тех, кто разочаровался в Марин Ле Пен, не говоря о “Республиканцах”» (концевая сноска 16). При этом одними народными слоями электоральный ресурс все же не ограничивается: заметная (от 16-ти до 23%) поддержка наблюдается среди интеллигенции – работников высшего образования, преподавателей, ученых (концевая сноска 17), – знающих Э. Земмура как пусть и неоднозначного, но яркого полемиста.

Если представить, что Э. Земмур в ближайшее время все же официально выставит свою кандидатуру (чего на данный момент пока не произошло), то это событие, определенно, скажется на ходе предвыборной гонки, – прежде всего на правом фланге. Даже без него там не было недостатка в желающих попробовать свои силы, учитывая, что собственную кампанию уже начала М. Ле Пен, в декабре определят своего кандидата «Республиканцы», не говоря о присутствии более мелких игроков вроде Н. Дюпон-Эньяна или Ф. Филиппо. Появление же еще одной фигуры внесет дополнительный раскол и заберет голоса у всех них и особенно – у «Национального объединения». Это уже видно по социологическим опросам, где М. Ле Пен долгое время имела около 23-25%, а сейчас ее показатели упали до 15-16% (и именно Э. Земмур потенциально обходит ее в борьбе за вторую строчку после Э. Макрона) (концевая сноска 18). Все вместе правые кандидаты могут собрать почти 50% голосов, однако пока каждый из них действует поодиночке (а перспективы объединения под чьими-то общими знаменами не прослеживается), для президента они не опасны. Более того, подключение Э. Земмура к избирательной кампании не усиливает правую оппозицию, а наоборот, закрывает ей дорогу к власти, ведь во втором туре действующий глава государства, скорее всего, легко переиграет и крайне правого публициста (58% на 42%), и М. Ле Пен (55% на 45%). В то же время потенциально наиболее конкурентоспособному К. Бертрану (от «Республиканцев») дорога к личной дуэли с Э. Макроном окажется перекрыта. Показательно и отсутствие в этих расчетах левых сил: хотя для них Э. Земмур не является прямым конкурентом, он намного превосходит даже самого популярного Ж.-Л. Меланшона, у которого около 10%.

Принимая во внимание тот факт, что главным бенефициаром от взлета Э. Земмура оказывается президент, возникает риторический вопрос, на который, видимо, так и не будет известен окончательный ответ, – действительно ли публицист развивает собственный политический проект или играет роль «спойлера», голосование за которого позволит консервативным избирателям выпустить пар без риска для нынешней власти. В обоих вариантах необходимо понимать, что воззрения Э. Земмура ложатся на благодатную почву из проблем и противоречий, проявившихся за время президентства самого же Э. Макрона. Даже если президентские рейтинги публициста так и не «взлетят» до значений, реально позволяющих рассчитывать на победу, ему точно будут обеспечены, как минимум, новые телеэфиры, колонки в газетах и рекордные продажи книг. А возможно, все-таки и что-то большее – французская политика редко бывает предсказуемой.

1) SONDAGE EXCLUSIF – Présidentielle 2022 : Macron en tête, Zemmour et Le Pen au coude-à-coude, les candidats LR distancés // LCI. – 07.11.2021. – URL : https://www.lci.fr/politique/sondage-exclusif-presidentielle-2022-macron-en-tete-zemmour-et-le-pen-au-coude-a-coude-les-candidats-lr-distances-la-gauche-loin-derriere-2201191.html (дата обращения: 09.11.2021)

2) Семеко Г.В. Неолиберальный реванш Эммануэля Макрона // Актуальные проблемы Европы. – 2021. – № 3. – С. 54-84.

3) По данным Insee на конец второго квартала 2021 г.

4) Adresse aux Français // Elysee.fr. – 09.11.2021. – URL : https://www.elysee.fr/emmanuel-macron/2021/11/09/adresse-aux-francais-9-novembre-2021#moduleAnchor-186866 (дата обращения: 11.11.2021)

5) Лапина Н.Ю. Общество утраченных иллюзий // Актуальные проблемы Европы. – 2021. – № 3. – С. 85-112.

6) Construire la France de demain // Gouvernement.fr. – URL : https://www.gouvernement.fr/les-priorites/france-relance (дата обращения: 11.11.2021)

7) Présentation du plan France 2030 // Elysee.fr. – 12.10.2021. – URL : https://www.elysee.fr/emmanuel-macron/2021/10/12/presentation-du-plan-france-2030 (дата обращения: 11.11.2021)

8) Ses finances à sec, le PS licencie des salariés pour préparer 2022 // Le Nouvel Observateur. – 07.02.2021. – URL : https://www.nouvelobs.com/politique/20210207.OBS39885/ses-finances-a-sec-le-ps-licencie-des-salaries-pour-preparer-2022.html (дата обращения: 11.11.2021)

9) Обичкина Е.О. Социально-политический кризис во Франции: «желтые жилеты» и завершение «первой фазы» правления Э. Макрона // Вестник МГИМО Университета. – 2019. – № 2. – 112.

10) Gomart T. L’affolement du monde : 10 enjeux géopolitique. – Paris : Tallandier, 2019. – 320 p.

11) Обичкина Е.О. Внешняя политика Эммануэля Макрона: поиски геополитической стратегии в разладившейся мировой иерархии // Актуальные проблемы Европы. – 2021. – № 3. – С. 235-274.

12) Duclos M. La diplomatie d’Emmanuel Macron ou le risque de la solitude stratégique // Institut Montaigne. – 11.10.2021. – URL : https://www.institutmontaigne.org/blog/la-diplomatie-demmanuel-macron-ou-le-risque-de-la-solitude-strategique (дата обращения: 11.11.2021)

13) Sapin C. Eric Zemmour veut rompre avec la doctrine atlantiste // Le Figaro. – 22.10.2021. – URL : https://www.lefigaro.fr/politique/eric-zemmour-veut-rompre-avec-la-doctrine-atlantiste-20211022 (дата обращения: 11.11.2021)

14) Ces propositions qu’Eric Zemmour emprunte au programme 2017 de François Fillon // LCI. – 26.10.2021. – URL : https://www.lci.fr/politique/video-presidentielle-2022-ces-propositions-que-le-potentiel-candidat-eric-zemmour-emprunte-au-programme-de-francois-fillon-2017-2199999.html (дата обращения: 11.11.2021)

15) Sociologie du «zemmourisme». Radioscopie d’un nouvel électorat national-populiste // Le DDV. – 10.11.2021. – URL : https://www.leddv.fr/actualite/sociologie-du-zemmourisme-radioscopie-dun-nouvel-electorat-national-populiste-20211020 (дата обращения: 11.11.2021)

16) Тимофеев П.П. К выборам во Франции 2022: Эрик Земмур – скрытая угроза? // ИМЭМО РАН. – 09.11.2021. – URL: https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/for-the-french-elections-2022-eric-zemmour-is-a-hidden-threat (дата обращения: 11.11.2021)

17) Op. cit. (Sociologie…).

18) Baromètre d’intentions de vote à l’élection présidentielle de 2022. Vague 21 // Harris Interactive. – Novembre 2021. – URL : http://harris-interactive.fr/wp-content/uploads/sites/6/2021/11/Rapport-Harris-Vague-21-Intentions-de-vote-Presidentielle-2022-Challenges.pdf (дата обращения: 11.11.2021)

Фото с официальной страницы Э. Земмура в Twitter (@ZemmourEric)
Последние блоги