Fr Fr

Глава 2. Экономика

Бро Орели
1 Ноября 2017

"2017-й – год экологии?"

В соответствии с президентским указом 2017 год был объявлен Годом экологии в России (концевая сноска 1). В данном случае преследовались три главные цели: привлечь внимание российского населения к проблемам экологии и охраны окружающей среды; способствовать защите биоразнообразия; обеспечить экологическую безопасность. Подобное решение заслуживает особого внимания, так как речь идет о стране, в которой экономическая нестабильность воспринимается как главная опасность, гораздо более важная, нежели проблемы, связанные с изменением климата на планете (концевая сноска 2). Эта позиция России может объясняться по-разному. Во-первых, экологическая ситуация в стране достигла критической стадии и продолжает ухудшаться. Кроме того, потепление климата особенно ярко выражено в России (температура поднимается в среднем в 2,5 раза быстрее, чем в других регионах мира), а таяние вечных льдов выпускает на поверхность вирусы и бактерии, ставящие российские власти перед новой санитарной угрозой (концевая сноска 3). Во-вторых, правительство стремится принять необходимые меры, чтобы не отстать от «зеленой революции», которая намечается в энергетической отрасли и выражается, в первую очередь, в овладении технологиями, на сегодняшний день мало развитыми в самой России и часто ввозимыми из-за рубежа.

В 2015 г. все источники возобновляемой энергии (биотопливо, биогаз, геотермальная, солнечная, гидро- и ветроэнергетика) составляли не более 3% от энергетического и не более 17% от электроэнергетического пакета в России (16% из которых составляла гидроэнергия) (концевая сноска 4). Несмотря на то что доля возобновляемой энергии существенно выросла с 2002 г., она остается недостаточно использованной, особенно с учетом потенциала страны (за исключением гидроэнергетики). В рамках российской энергетической политики до 2020 г. доля электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников (за исключением гидроэлектростанций), должна составить 4,5%. Однако, по единодушному мнению специалистов, этой цели не удастся достичь к установленной дате. В настоящее время главным источником возобновляемой электроэнергии являются ветропарки Кавказа и Ленинградской области, геотермальные установки на Дальнем Востоке, небольшие гидроэлектростанции, расположенные в разных регионах (Карелия, Кавказ, Московская область), и солнечные батареи, расположенные преимущественно на Кавказе и на Дальнем Востоке.

Выгодная необходимость?

На возобновляемую энергетику, однако, имеется спрос. Около 80% российского населения сосредоточено на одной трети всей территории России. На остальных двух третях доступ к электроэнергии затруднен или практически отсутствует (концевая сноска 5). В этих регионах электроэнергию обеспечивают блоки питания, нередко устаревшие и загрязняющие окружающую среду, которые работают на привозном топливе, частично субсидируемом государством (концевая сноска 6). Использование возобновляемых источников энергии могло бы обеспечить доступ к электроэнергии с хорошим соотношением стоимости и эффективности. В наиболее населенной части Российской Федерации около 16 млн человек владеют дачными домами, которые не подключены к центральным энергосетям. Кроме того, инфраструктура в сфере электроснабжения и отопления уже устарела и требует замены или ремонта. Более активное использование возобновляемых источников могло бы внести реальный вклад в снижение эксплуатационных расходов (OPEX) и инвестиционных вложений (CAPEX) на целом ряде энергетических предприятий.

На пути развития возобновляемой энергетики в России стоит немало препятствий. В первую очередь, развитие этой отрасли с давних пор тормозит российское нефтегазовое лобби. Однако уже несколько лет, как ситуация начала ощутимо меняться. Нефтегазовые магнаты приходят к выводу, что ископаемые энергоносители, неиспользуемые в России, можно экспортировать. А это предполагает, среди прочего, создание парка автомашин, работающих на биогазе. Во-вторых, Россия сегодня сталкивается с проблемой, которую ряду европейских стран (Германия, Дания, Испания и др.) приходилось решать в 80-е – 90-е годы. «Традиционная» сеть электроснабжения, питание которой обеспечивают ископаемые энергоносители, состоит из нескольких крупных электростанций (в этом случае говорят о централизованной системе), в то время как освоение возобновляемых источников энергии требует наличия множества небольших электростанций, которые могут работать как независимо, так и в сети. Иначе говоря, имеющаяся в наличии инфраструктура не отвечает этим требованиям. Следовательно, России необходимо пересмотреть форму управления своей системой энергоснабжения и начать внедрять систему «smart grids» («умные» сети) для повышения производительности и эффективности. В-третьих, существующие нормативы и тарифы не соответствуют характеристикам возобновляемых энергоисточников и не обеспечивают необходимую безопасность для инвестиций. В-четвертых, развитие возобновляемой энергетики требует более широкого распространения знаний и передового опыта с помощью информационных кампаний, региональных программ, выдачи субсидий и установления ценовых гарантий и проч. Наконец, одним из необходимых условий является осознание властями и населением ценности возобновляемой энергетики для экономического роста, занятости (в особенности в сельской местности), а также модернизации российской экономики, которая остается в большой зависимости от производства и продажи ископаемых энергоносителей. Технологии и оборудование для эксплуатации возобновляемых энергоисточников, как правило, импортируются из стран Запада, из Японии и Китая. Соответственно, главной целью сегодня является развитие сотрудничества с третьими странами (концевая сноска 7) и, возможно, в долгосрочной перспективе, выход на рынок экспорта возобновляемой энергии. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, Россия могла бы со временем стать одним из лидеров по экспорту биомассы.

В конце 2015 г. глава российского Министерства энергетики, Александр Новак, сообщил, что к 2035 г. общая сумма инвестиций в возобновляемые источники энергии в России составит 53 млрд долларов (концевая сноска 8). Решение президента объявить 2017 г. Годом экологии в России, безусловно, свидетельствует о начале процесса осознания различных проблем, связанных с этой сферой, и прежде всего возможностей, которые открывает недооцененная до сих пор отрасль экологической энергетики.

***

1. Подписан Указ о проведении Года экологии в 2017 г. 5 января 2016 г., http://www.kremlin.ru/events/president/news/51142

2. J. Carle, Climate Change Seen as Top Global Threat, Pew Research Center, July 14, 2015.

3. В августе 2016 г. на Ямале распространилась эпидемия сибирской язвы.

4. Подсчеты на основании данных Международного энергетического агентства и «Гринпис».

5. Как правило, эти территории расположены на севере, где отопительный сезон длится дольше.

6. I. Ryapin, «Information transparency as a basis for attracting investments in the RES», Energy of XXI Centrury, 2015.

7. Именно эта цель поставлена в дорожной карте по сотрудничеству Россия – ЕС «Roadmap EU-Russia Cooperation until 2050», принятой в 2013 г. См. в этом же сборнике статью Орели Бро: «Геополитика труб: экономические реалии, законодательные требования и политические обстоятельства».

8. «Правительство усиливает поддержку зеленой энергетики» // Ведомости. 19.11.2015.