Fr Fr

"3 вопроса" на тему "Россия и приход талибов к власти в Афганистане"

Малашенко Алексей Малашенко Алексей
7 Сентября 2021
Алексей Малашенко, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова

1. Стало ли неожиданностью для Москвы возвращение к власти талибов* ?

Однозначно ответить на этот вопрос сложно. Какого-то одного мнения относительно вероятности прихода к власти талибов в Кремле не было.

С одной стороны, это казалось маловероятным, поскольку существовало мнение, что американцам все же удастся сохранить свое влияние. Правительство казалось способным удерживать власть, а затем страной стала бы управлять коалиция, правда, с участием представителей талибов, которые, однако, не играли бы в ней заглавную роль.

Россия вела переговоры с талибами, в том числе в Москве, но одновременно оказывала поддержку и правящему режиму. Занять какую-либо ясную позицию Россия не хотела и не могла, что было вполне оправданно. С талибами общались США, страны Европы, Китай, Индия и Турция. Все это означало де-факто признание движения «Талибан» легитимным субъектом внутриполитической ситуации в стране, а следовательно, и в мировой политике. Однако в безоговорочную победу талибов мало кто верил.

Надо, однако, заметить, что эту победу предвидели некоторые эксперты-востоковеды, мнение которых среди политиков считалось преувеличением.

2. Как на данный момент планируется реагировать на это событие, какой готовится ответ?

Позиция России по-прежнему останется выжидательной. Вероятные изменения зависят, во-первых, от того, какой курс будут проводить талибы, во-вторых, от отношения к «Талибану» мирового сообщества. На сегодняшний день взгляд на талибов на Западе становится все более «миролюбивым», сохраняется надежда на их сравнительно умеренный курс в таких вопросах, как, например, права человека, положение женщин.

Сколько-нибудь существенного участия во внутриафганских событиях Россия принимать не будет. Для этого у нее нет средств, прежде всего финансовых. Ограничены и ее политические возможности. Так, роль посредника, которую Москва стремится играть в самых разных конфликтах, в Афганистане в настоящий момент не востребована.

   Разумеется, через какое-то время, когда ситуация в Афганистане стабилизируется и главные тренды талибского руководства обозначатся более четко, Россия предпримет шаги по развитию экономического сотрудничества. Не исключаю, что сотрудничество может быть налажено и в военно-технической сфере. Но в целом его масштабы (по сравнению с Западом и Китаем) останутся ограниченными.

3. Каковы, по мнению Москвы, стратегические последствия недавних событий в Кабуле? Как они могут повлиять на внешнеполитический курс России в регионе?

Для соседних стран последствия прихода к власти талибов вряд ли будут существенными. Никаких агрессивных устремлений относительно стран центрально-азиатского региона у них нет. Талибы будут погружены в государственное строительство, для чего им нужна стабильность. Они готовы развивать отношения со своими соседями и уже делают это.

Конечно, внутри движения «Талибан» существуют разные группировки, в том числе экстремистские. Однако и они серьезной угрозы для Центральной Азии не представляют.

Что касается «эффекта талибанизации», а именно влияния успеха талибов на настроения центрально-азиатских мусульман, то отношение последних к успеху талибов скорее негативное. Местные же исламистские ячейки слабы, не способны дестабилизировать внутреннюю обстановку. Их активность может возрасти лишь при резком ухудшении социально-экономической ситуации, росте протестных настроений, особенно в исламской форме, и только в этом случае популярность в регионе афганских исламистов может возрасти. В ближайшее время такое вряд ли возможно.

Зато успех талибов используется Москвой как аргумент в пользу военно-политического присутствия России в Центральной Азии. В частности, афганский кризис преподносится как подтверждение важности Организации Договора о коллективной безопасности на фоне исходящей с юга угрозы.

В целом, говорить об окончательных последствиях «талибской революции», о том, как выстраивать отношения с новой властью, пока преждевременно. Все зависит от того, как сложатся отношения внутри талибской верхушки, а также сумеет ли нынешнее руководство в Кабуле избежать противостояния со своими оппонентами (экстремистами) по всей территории страны.

* Движение «Талибан» запрещено в России.
Последние блоги